Интересное о мире

Интересное о мире

Все самое интересное о мире

Галапагосские острова

Почти на всех островах архипелага встречается маскированная олуша — самая крупная и сильная из всех олуш.

Почти на всех островах архипелага встречается маскированная олуша — самая крупная и сильная из всех олуш.

Галапагосские острова

Ровно за 300 лет до этого эти острова для христианского мира открыл испанский епископ Томас де Берланга. Благодаря его сухому отчету беспробудный сон «зачарованных островов» не потревожили конкистадоры: там не было ни слова о золоте, серебре или каких-нибудь других природных сокровищах. «Все выглядит так, будто Бог полил эту землю каменным дождем». И в самом деле на архипелаге — он состоит из более чем 120 маленьких и больших островов — порой идет раскаленный дождь: это камни вырываются из жерла вулканов. Как и почти все остальные океанические острова на Земле, Галапагосский архипелаг возник в результате извержений вулканов, что, бывает, происходит и в наши дни. Все эти острова не старше трех-четырех тысяч лет, а на многих вулканические формы — застывшие шлаки, лавовые потоки, вулканические купола — выглядят такими свежими, будто возникли совсем недавно. Подобно Гавайским островам, архипелаг представляет собой собрание щитовидных вулканов, из больших глубин вздымающих свои вершины над морской гладью. В вулканы поступает магма из «горячих точек» в верхней оболочке Земли.

 Почему опунции только на Галапагосских островах вырастают до 10 и более метров, превращаясь в кактусовые деревья, остается загадкой до сегодняшнего дня; возможно, их удивительный рост каким-то образом связан с местными черепахами.


Почему опунции только на Галапагосских островах вырастают до 10 и более метров, превращаясь в кактусовые деревья, остается загадкой до сегодняшнего дня; возможно, их удивительный рост каким-то образом связан с местными черепахами.

В отличие от Гавайского архипелага, расположенного в зоне воздействия пассатных течений, Галапагосские острова лежат по обе стороны экватора. На островах вовсе не чувствуется духота, зной, вечная влажность экваториального климата. Пора дождей длится тут лишь с сентября по май и сменяется затем четко выраженным засушливым периодом. С июня по ноябрь воздух прохладный: температура колеблется от 17 до 22° С. Здесь часты туманы и моросящие дожди, а солнце нередко скрывают свинцово-серые облака. Короче говоря, погода здесь такая же, какая хорошо известна и на европейских широтах. Смена сезонов в тропиках обычно определяется воздействием областей повышенного давления и пассатной циркуляцией, но для климата Галапагосских островов это играет второстепенную роль. Более важным оказывается перемещение и взаимовлияние теплых и холодных морских течений. Иногда архипелаг омывают потоки прохладного, от 18 до 22° С, перуанского течения, и тогда воздух над морем охлаждается, а на границе холодных и теплых воздушных масс образуются плотные слоистые облака, оседающие на островные горы в виде влажного тумана. Иногда более влиятельным оказывается теплое — 25-28° С — панамское течение, и тогда над морем поднимаются клубами высокие облака, приносящие сильный дождь.

Галапагосских морских львов можно отличить по узкой голове и крошечным ушкам. Они умеют лаять, как собаки.

Галапагосских морских львов можно отличить по узкой голове и крошечным ушкам. Они умеют лаять, как собаки.

Климат Гавайских островов, а тем самым и естественный растительный покров каждого региона определяются в первую очередь его расположением по отношению к пассатам. На Галапагосских островах решающую роль играет высота. Нижние 100-150 м местности относятся к прибрежной и сухой зоне, где даже в самых влажных местах за год в среднем выпадает менее 400 мм осадков; растительный покров состоит здесь в основном из сухостойных лесов, колючих кустарников и разнообразных кактусов. Чем выше, тем больше влажность, чаще дожди, туманы. Это можно сразу установить по мхам и лишайникам, покрывающим деревья. На уровне 200-400 м из-за обилия дождей, а еще больше — из-за туманов, пышно разрастается галапагосский влажный лес, вскоре переходящий в низкорослые кустарники, а от 550 м — в пояс папоротников, осоки и болотного мха. Местные жители называют эту зону «пампа».
Самые разные группы растений — от мангровых до болотных, самые разные леса — от сухостойных до влажных, теснятся здесь на малом пространстве. Если же сравнивать с невероятным разнообразием видов в тропических районах материков, флора архипелага у побережья Южной Америки представляется достаточно скудной. Дарвин был разочарован, оказавшись «скорее на арктической, нежели на тропической территории». Английский ученый обнаружил здесь более 225 видов местных растений, впоследствии были открыты еще 400 видов. Но на южноамериканском материке их десятки тькяч! Примечательно, что на архипелаге большое количество эндемичных видов (от 30 до 40%) и флористических переселенцев (около 250 видов), прижившихся на архипелаге с помощью человека. Однообразием видов отличается и животный мир.

Document_24 modified

«Нигде, кроме Огненной земли, я не видел такого бедного края», — записал в своем дневнике Дарвин по поводу насекомых. Всего 4 вида млекопитающих (первоначально их было 9) живут на островах, амфибии не встречаются вовсе. Но тем богаче мир птиц! Морские птицы обитают на островах огромными колониями подобно морским львам и котикам, находят себе пропитание благодаря невероятному количеству рыбы в водах, омывающих острова. В сравнении с ними материковые птицы отступают на второй план. Мир морских птиц отличается большим разнообразием, как нигде на Земле. Типичные жители полярных регионов — пингвины — встречаются здесь одновременно с таким видом тропических птиц, как фрегат. А некоторые тропические прибрежные птицы проводят подобно альбатросу почти всю жизнь в открытом море, — гости издалека, с Крайнего Севера, сосуществуют с местными, никогда еще не покидавшими архипелага. За одним-единственным исключением все пресмыкающиеся Галапагосских островов встречаются только здесь: галапагосские гигантские черепахи, чьим именем назван архипелаг, уникальные морские ящерицы, добывающие пищу в море, древнейшие морские игуаны.
Морские ящерицы, «мрачные создания тьмы», как называл их Дарвин, лучше всех остальных выдержали заселение некогда безлюдных островов. А гигантские черепахи и морские игуаны были едва ли не полностью уничтожены человеком и его четвероногими спутниками. Столетиями приплывали сюда корабли, чтобы собирать черепах и заполнять ими, будто живыми консервами, свои трюмы. А остальным животным часто приходилось голодать, поскольку овцы и свиньи дочиста съедали растения на островах. Именно поэтому в задачи исследовательской станции Чарльза Дарвина и других научных станций на островах входит уход за теми видами, которым угрожает вырождение, а управление национального парка занимается защитой местного животного мира от завезенных сюда и одичавших зверей.