Дворец Потоцких Львов Украина история, владельцы

Интересное о мире

Все самое интересное о мире

Дворец Потоцких

Дворец Потоцких

Главный вход во дворец Потоцких

Дворец Потоцких. «Уголок Франции во Львове»— так многие называют изящный дворец Потоцких, сохранивший очарование и красоту былых времен, сравнивая его с великолепными творениями архитектуры парижских предместий. Долгие годы его скромно именовали «дом счастья». Соответствовал ли он своему названию? На этот вопрос отвечает сама история.
По сравнению с другими дворец Потоцких не может гордиться долгой летописью, помпезными событиями или частой сменой
владельцев. Но это не мешает ему быть блистательным бриллиантом в короне львовской архитектуры. Попадая за
дивной красоты ограду дворца, будто оказываешься в другом измерении, окруженный красотой и великолепием
минувших столетий.

История блистательного дворца Потоцких во Львове ведется с 1822 года, когда наследник знатного рода Альфред Войцех Потоцкий продал старый львовский дворец, доставшийся ему в наследство от от Яна Непомука Потоцкого, и приобрел новые угодья в черте города. Строительство дворца началось не сразу. Еще в первой половине века, как свидетельствуют городские планы, датируемые XVIII — началом XIX века, на будущих дворцово-парковых площадях находились охотничьи угодья и несколько скромных построек из камня.
Изначально Альфред Войцех Потоцкий не задумывался над застройкой новых земель, но частое пребывание во Львове и высокий дворянский статус требовали от него достойного проживания. Планирование строительства заняло почти сорок лет. Ни сам Альфред Войцех, ни его возмужавший сын Альфред II Юзеф Мариан Потоцкий не торопились с началом закладки дворца. Только в 1861 году были расчищены от леса и старых построек строительные площади. Затем начались продолжительные поиски архитектора. Внезапно в январе 1862 года скончалась супруга Потоцкого-старшего Жозефина Мария Чарторыйская-Потоцкая. Безутешный вдовец прожил без своей любимой жены всего лишь несколько месяцев и вслед за ней отошел в мир иной.

Дворец Потоцких

Дворец Потоцких. Внутренний двор. Дворцовое крыльцо, украшенное геральдической лилией

1822 Покупка графом Альфредом Войцехом Потоцким земли на месте будущего дворца.
1860-1861 Снос старых зданий для строительства новой резиденции.
1862 Земли, на которых впоследствии будет построен дворец, наследует Альфред II Юзеф Потоцкий.
1880 Начало строительства дворца Юлианом Цибульским по проекту Луи Альфонса Рене Довернье.
1889 Умирает Альфред II Юзеф Потоцкий. Недостроенный дворец наследует Роман Потоцкий.
1890 Окончание строительства дворца.
1915 Дворец наследует Альфред II Потоцкий.
1918 Сильное повреждение дворца во время Польско-украинской войны.Начало первой реставрации дворца.
1921-1931 Вторая реставрация дворца.
1931 Проведена инвентаризация дворца, и здание выставили на продажу.
1941 Во дворце расквартирован штаб итальянской армии.
1972-1973 Во дворце разместился городской ЗАГС.
1973-1975 Перестройка дворца в соответствии с требованиями ЗАГСа.
1975 Возобновление во дворце работы ЗАГСа.
1992 Дворец закрыт на реконструкцию.
2000 Во дворце Потоцких разместился отдел «Европейское искусство XIV—XVIII столетий» Львовской картинной галереи.

По праву наследования львовские земли перешли в собственность Альфреда II. Но наследник не стремился быстро обосновываться на них.
До 1871 года Потоцкий-младший занимался государственными делами Австро-Венгерской империи и почти все свое время проводил в Вене или в своем родовом имении Ланьцут.
К строительству дворца Альфред Юзеф вернулся лишь в 1880 году.
Проект сооружения заказали парижскому архитектору Луи Альфонсу Рене Довернье, а воплощать задуманное было доверено польскому зодчему Юлиану Цибульскому. Дворец строился в стиле французского классицизма, единственно любимого графом Потоцким. Особое внимание уделялось непревзойденному декору. Лепнина, росписи стен и скульптуры создавались Леонардом Маркони и его учеником Петром Герасимовичем. Однако Альфред Юзеф так и не увидел дворец во всей красе. Граф скончался в 1889 году, за год до окончания строительных работ. Принимал долгострой его новый владелец, сын Альфреда II, Роман Потоцкий. Ему и его овдовевшей матери, Марии Клементине Сангушко-Потоцкой, пришлось достраивать семейную резиденцию.
Четверть века дворец Потоцких находился в собственности одного из самых богатых людей Европы — Романа Потоцкого. О его богатстве ходили легенды, а любое появление графа в светском обществе мгновенно вызывало интерес публики и любопытство прессы. В 1901 году 31 декабря издание «Berliner Tageblatt» опубликовало сообщение своего корреспондента из Вены о том, что 7 декабря 1901 года Роман Потоцкий проигрался в местном казино «Жокей-клуб» в баккара. Проигрыш составил 3 200 000 австрийских крон. В 1901 году за 30 000 австрийских крон можно было купить одноэтажный дом, то есть проигрыш графа был равноценен огромному поместью с дворцом и обстановкой. Однако, как упоминалось в той же заметке, владельца громаднейших поместий в Галиции и русской Польше сей факт не очень расстроил. Наследнику Потоцких за всю свою разгульную жизнь так и не удалось растратить все деньги дедов и прадедов. Так что сыну Романа Потоцкого, Альфреду III, досталось пусть изрядно потрепанное, но весьма значительное состояние.

Дворец Потоцких

Голубой зал

Под залпы военных орудий
В 1915 году, когда Роман Потоцкий умер, Альфред III Антоний Потоцкий вступил в законное владение дворцом. В планы наследника входила сдача дворца в аренду или его продажа. Но едва были завершены ремонтные работы здания, в 1918 году началась Польско-украинская война. Дворец был серьезно поврежден. Реставрацию начали сразу же после окончания военных действий, в 1919 году. Альфред III хотел привести дворец в порядок и предложить разместить в нем резиденцию стран Антанты. Но его планы остались нереализованными.

Граф подал иск правительству Галиции о возмещении ущерба. Судебный процесс Альфредом III Потоцким был выигран, и в 1921 году он получил от польского государства компенсацию. Реставрационные работы длились десять лет. После их завершения, в 1931 году, была проведена инвентаризация всего имущества дворца и здание выставили на продажу. Однако желающих заплатить один миллион злотых за дворец (именно такую цену граф Потоцкий объявлял за отцовский дом в 1939 году), хитительной коллекцией живописи, мебели ты, в предвоенной Европе не оказалось. К слову сказать, в 1939 году за 80 злотых можно было купить корову; килограмм сахара стоил 1 злотый, а пуд зерна продавали за 2 злотых.
В период немецкой оккупации Львова в 1941 году граф Альфред III оставил город и поселился в своем польском имении Лань- цут. Во дворце же были расквартированы военные штаба итальянской армии. Ходили слухи, в львовской резиденции Потоцких побывал сам Бенито Муссолини.

Галиция — историческая область, существовавшая с 1141 года, после объединения Галицкой земли, получившей название Галицкое княжество. Столицей ее был город Галич, от которого и пошло название области. Галиция занимала территорию современных областей Украины: Львовской, Тернопольской, Ивано- Франковской, а также Подкарпатского и Малокарпатского воеводств в Польше.
Польско-украинская война 1918 года — длилась с 1 ноября 1918 года по 17 июля 1919 года. Военный конфликт произошел из-за земель на тот момент украинской Галиции, западные территории которой были заселены преимущественно поляками (западнославянским народом), а восточные — русинами (восточнославянским народом). При этом в восточной части Галиции к началу XX века существовало несколько крупных польских поселений, основная часть которых находилась во Львове.
Итогом войны стала победа Польши над Галицией, раздел земель самопровозглашенной Западно-Украинской Народной Республики между Польшей, Румынией и Чехословакией.

Дворец Потоцких

Бахчисарайский фонтан слез, воспетый русским поэтом А.С. Пушкиным

Узы Гименея
В 1973 году в здании начались восстановительные работы с частичной реконструкцией помещений, которые велись до 1975 года. После их окончания функционирование ЗАГСа в стенах дворца продолжилось, браки здесь регистрировали вплоть до распада СССР в 1991 году.
Существует мнение, что за период, пока резиденция Потоцких пребывала в статусе «дома счастья», здание сильно пострадало от реставрационных и ремонтных работ. Оно потеряло не только в роскоши декора. При проведении ремонта инженерных коммуникаций строители не посчитались с возрастом сооружения, который на тот момент приближался к 100-летнему рубежу, и допустили серьезные технологические ошибки, которые вскрылись в 1992 году, когда дворец вновь закрыли на реконструкцию. Выяснилось, что в фундаменте здания образовались огромные провалы, которые были чреваты обрушением всего сооружения. Положение усугублялось еще одной грандиозной стройкой, планировавшейся властями Львова.
В конце 1980-х годов в дворцовом парке начались работы по прокладке тоннелей метро, проектирование которого велось еще в 1942 году. В 1998 году было предложено разместить во дворце резиденцию президента Украины, но идея оказалась нежизнеспособной, к тому же не все ремонтные работы к тому времени были завершены.
К началу нового тысячелетия дворец Потоцких, несмотря на все трудности реставрационных работ, все же удалось максимально приблизить к его первоначальному виду, и в 2000 году бывшая графская резиденция была передана Львовской национальной галерее искусств. В наши дни в дворцовых стенах размещаются уникальные предметы живописи и скульптуры отдела «Европейское искусство XIV—XVIII столетий», имеющие огромную культурную и историческую ценность.
Граф Потоцкий, Альфред II, еще на этапе мечты о новом дворце решил, что возводить его будут лишь самые лучшие и амбициозные мастера. И его замысел удался. Избранных оказалось немного, но именно им удалось создать великолепный
Неоренессанс — одна из форм архитектурного исторического стиля, при воспроизведении которого широко использовались методы и формы классицизма и четко прослеживались отголоски эпохи Возрождения. Наибольшее распространение получил в Германии и Австро-Венгерской империи в XIX веке. Отличительные черты неоренессанса заключаются в дробности и монотонно и повторении декора на больших площадях фасадов.

Дворец Потоцких

гостиная

Король архитектуры
Образование архитектора Юлиан Король получил во Львове, куда переехал из родного Ланьцута для обучения в Технической академии, в XX веке переименованной в Национальный университет «Львовская политехника». В XIX столетии это было первое высшее образовательное заведение на Украине и одна из ведущих академических школ Европы. С первых дней жизни во Львове, поддавшись очарованию города, Цибульский ясно понимал, что он станет для него самым любимым на свете, и ему зодчий посвятит всю свою творческую жизнь.
После окончания академии в 1882 году выпускник Цибульский получил приглашение на практику в архитектурное бюро прославленного зодчего того времени Винсента Равского. О таком успехе начинающий архитектор мог лишь мечтать, ведь ему предстояло приобщиться к возведению крупнейших строений Львова, а кроме того, Равский был весьма щепетилен в выборе сотрудников, работать у него могли только самые талантливые и прилежные мастера. Спустя пару лет успешной практики в архитектурном бюро способности Цибульского по достоинству оценил профессор политехнической школы Густав Бизанц, предложивший подающему надежду юноше место своего ассистента. Цибульский согласился; однако на новой работе он не задержался: в 1885 году, через три года после окончания университета, он получил лицензию строителя и возможность самостоятельно заниматься проектированием и строительством. В том же году он создал творческий союз с львовским архитектором Людвиком Рамултом.
Открытая ими строительная мастерская выполняла работы по возведению здания львовского главпочтамта, вела строительство корпусов для греко-католической семинарии по проекту Сильвестра Гавришкевича и дворец Потоцких по проекту Луи Альфонса Рене Довернье. В это же время Цибульский вел и собственные архитекторские проекты, которые отличались изысканностью стиля французского Ренессанса, историзма и сецессии.
Последний отличался по своей стилистике от всех прочих строений, так как был выполнен в духе неоренессанса’ и это несмотря на то, что к завершению строительства здания В 1903 году Цибульский уже окончательно отошел от работы в этом архитектурном стиле, полностью посвятив себя любимым направлениям — барокко и сецессии. Наиболее ярко стилевые предпочтения Юлиана Кароля Цибульского прослеживаются в еще одной его работе, над которой он трудился совместно с архитектором Иваном Левинским, — в сецессионной отделке интерьеров львовской гостиницы «George» в 1901 году.
В течение двух лет, с 1893-го по 1895 год, Юлиан Цибульский занимал место депутата городского совета, совмещая свою работу в совете с должностью казначея инженерной палаты. Позже, в 1904 году, его избрали на почетную должность вице-президента инженерной палаты Львова.
На протяжении всей жизни Юлиан Цибульский был творцом прекрасного в камне. Он скончался 25 ноября 1924 года, с сожалением наблюдая на закате лет, как меняются эпохи, не в лучшую сторону преображая его творения.

Дворец Потоцких

Дореволюционная открытка. Харьковский императорский университет

Вздорный гений

Барокко — художественный и архитектурный стиль. Название стиля происходит от португальского Ьагоссо — слова, которым моряки, а в дальнейшем и ювелиры именовали жемчужины, имевшие неправильные формы. С XVI века это определение прочно вошло в архитектурный словарь при определении форм и стиля римской архитектуры. Определяющие черты барокко — динамика и экспрессия. Зданиям в этом стиле присущи просторные лестницы, витые колонны, изогнутые украшения фасадов. Родоначальником барокко считают Микеланджело.

Сецессия — архитектурный стиль, возникший в конце XIX века в Вене. Сецессия противопоставлялась стилю эклектики, выступала против академизма и реализма в искусстве. По своему выражению наиболее близким ей стилем является символизм. Название стиля происходит от группы молодых художников «Сецессион», что в переводе с латинского означает «уход» или «отступничество», — это полностью соответствовало стремлениям молодых деятелей искусства навсегда порвать с традициями былого мастерства и создать новое направление, в котором бы технические новшества объединялись с ушедшим романтизмом. В разных странах стиль сецессии носил свое название. Так, в России сецессия получила название «модерн», в Германии ее именовали «югендстиль», а во Франции это направление известно как арнуво.
Свои первые творческие шаги Леонард сделал в мастерской отца. В 1859 году, после двухлетнего обучения в Школе искусств в Варшаве у единственного в то время скульптора-педагога этой школы К. Гегля, он уехал в Рим, где в течение трех лет учился в объединении художников Академии святого Луки у Адамо Тадолини.
В 1862 году Маркони возвратился в Варшаву, где работал почти 12 лет, сначала с отцом, а позже в сотрудничестве с братом жены Анжеем Прушинским. В польской столице он создал более 20 архитектурных работ и скульптур, портретов и композиций на религиозную тематику.
К сожалению,-большая их часть до наших дней не сохранилась. После переезда в Лемберг, как в те времена назывался Львов, Маркони благодаря большому практическому опыту и таланту сразу же получил назначение на должность профессора и преподавателя рисунка и моделирования в Технической академии. В 1850-х годах вместе с польскими коллегами Маркони создал множество скульптур, прославляющих Речь Посполитую. В его мастерской начинали творческий путь многие знаменитые львовские скульпторы: орнаменталист Петр Герасимович; Петр Войтович — автор скульптур на фронтонах оперного театра, в бывшем костеле Святой Елизаветы, львовского вокзала, парламента в Будапеште; Антон
Попель — создатель памятников поэтам Адаму Мицкевичу и Каролю Уейському, тимпана оперного театра, а также малоизвестные скульпторы, как, например, Кароль Клос, с которым Маркони работал во Львове над надгробным камнем Фредерику Шопену.

Дворец Потоцких

Зал французского искусства во дворце Потоцких

Леонард Маркони появился на архитектурной арене Львова в 1870-х годах, когда своей презентабельностью он сильно уступал другим крупным европейским городам. В это время в Европе царила эпоха неоренессанса. Вена создавала свой Ринг, во Флоренции, на шесть лет занявшей звание итальянской столицы, в 65—70-х годах XIX столетия на месте старых фортификационных стен начали прокладывать бульвары. А аннексированный Германией эльзасский Страсбург новая власть желала сделать городом с немецким лицом, в стиле неоготики, но все же бессильно опустила руки перед неоренессансом, а значит, перед царящими в те времена тенденциями либерализма и космополитизма. В результате в конце XIX века Страсбург оказался насквозь пропитанным итальянскими тенденциями в архитектуре. И даже берлинский Рейхстаг в угоду моде возвели в стиле неоренессанса, отвечавшего синтетическим идеалам строительства той эпохи.
Львову были также необходимы изменения, охватившие всю Европу, равно как и новые идеи строительства и новые творцы.
Неоготика — направление в архитектуре, возрождавшее особенности архитектуры средневековой готики. Впервые строения в неоготическом стиле появились в 40-х годах XVIII столетия в Англии.

Тимпан — внутреннее треугольное или полукруглое поле завершения фасада здания (фронтона).
В связи с этим возникла необходимость создания не только отдела строительства и кафедры моделирования в Технической академии, но и открытия промышленной школы с соответствующими факультетами. С развитием Технической академии в 1870-х годах во Львове начинается широкомасштабное строительство, город примеряет новый столичный костюм. Декоративной оправой города стал модный в то время неоренессанс, который в отличие от неоготики олицетворял относительную независимость формы от конструкции. Презентабельный характер фасадов, эстетическая легкость в восприятии ренессансных форм приводила к оригинальному выбору конкретных декоративных мотивов. По мнению многих исследователей, сама возможность выбора стиля стала заповедью господствующего либерализма. Эпоха неоренессанса дала зодчим возможность не только выражать свои мысли на бумаге, но и воплощать самые смелые идеи в жизнь.

Одним из них и стал Леонард Маркони. На это время как раз пришелся расцвет его творческой деятельности. За весьма непродолжительный период он сделал очень много, а именно: украсил скульптурными группами аттики нового здания Технической академии и краевого суда (в наши дни это один из корпусов Львовского политехнического университета), оформил фасады и внутренние помещения Галицкой сберегательной кассы (сейчас в этом здании располагается Музей этнографии и художественного промысла), бывшего здания дирекции железных дорог, а также Галицкого сейма, дома наместничества (современное здание областной администрации Львова) и львовской гостиницы «George».
Леонард Маркони являлся автором памятника польскому драматургу Александру Фредро, позже перенесенному во Вроцлав из Львова, участвовал в разработке архитектурных проектов здания Художественно-промышленного музея, Гранд-отеля, двух каменных домов на улице С. Крушельницкой. Кончина не позволила ему реализовать свой проект здания оперного театра. Кроме того, архитектор занимался преподавательской деятельностью, обучая новое поколение знаменитых в будущем скульпторов. Лекции Маркони пользовались огромной популярностью: в 1875 году, когда он не был еще утвержден в должности преподавателя, на его занятия приходило более ста студентов. Когда в 1877 году львовская Техническая академия переехала в другой учебный корпус, архитектор получил в новом здании несколько помещений для размещения в них собственных учебных классов, за что позднее его упрекнул другой известный львовский скульптор Тадеуш Баронч.
Однако, несмотря на все свои таланты и достижения в области архитектуры, Леонард Маркони был на удивление необязательным человеком. Он не выполнил в срок ни одного заказа, даже скульптуры для фонтана во Дворце искусств в Стрыйском парке — старейшем и красивейшем во Львове, — в котором в 1894 году проходила краевая выставка, Маркони завершил только через неделю после открытия мероприятия. Как профессор, он постоянно конфликтовал с преподавателями во время научных заседаний Технической академии, покидая их в знак протеста. Газеты обвиняли его в протекционизме, а коллеги-скульпторы — в плагиате и узурпации всех крупных скульптурных работ во Львове. Судебные иски продолжали приходить на адрес Маркони даже после его смерти. Однако эти обстоятельства лишь усиливают интерес к личности художника, который сделал очевидный и неоспоримо весомый вклад в развитие орнаментально-декоративной пластики архитектуры Львова.

Дворец Потоцких

Портрет Альфреда III Антония Потоцкого. Фотолито, 1920-е годы

Дворец Потоцких

Фото Марии Климентины Сангушко-Потоцкой. Фотограф Теодор Шайнок, около 1875 года

Скончался Леонард Маркони в 1899 году во Львове.
У любого человека при взгляде на дворец графов Потоцких создается впечатление, что он перенесся во Францию, на площадь Парижа или в окрестности замка Во-ле-Виконт, или даже в Версаль, где в окружении многочисленной свиты прогуливается сам Луи XIV— «король-солнце».
Аттик — небольшая стена, украшенная рельефами или надписями над карнизом архитектурного сооружения. В строениях античной архитектуры аттиком обычно завершали триумфальную арку.

Орнаментально-декоративная пластика — объемное изображение деталей скульптурной композиции, органично вписанной в растительный орнамент. Чаще всего создавалась методом лепки.

Самые первые сооружения в стиле французского неоренессанса появились в 1830-х годах. Одним из его образчиков является Школа изящных искусств по проекту Жана Феликса Дюбана в Париже.
В середине XIX столетия в Париже начинается строительство зданий в стиле неоренессанса с применением металлических конструкций. Вершины своего развития это направление достигло в работах архитектора Анри Ла- бруста, внесшего большой вклад в переосмысление использования в строительстве металлических конструкций. Возводя в Париже в 1858—1868 годах Библиотеку святой Женевьевы и Национальную библиотеку, он применил в качестве строительно-отделочных материалов изящные металлические конструкции и решетки в куполах зданий и их опорах. Следом за ним моду на металлические конструкции подхватили архитекторы Гюстав Эйфиль, автор проекта универсальных магазинов в Париже «Le Bon Marche» (1876), и Поль Седиль, создатель крупнейшего парижского универмага «Printemps» (1865).
В 1895 году французский неоренессанс дошел до России: в центре Москвы по проекту архитектора Александра Померанцева возвели огромное по тем временам сооружение — ГУМ. Торговые площади нового магазина заняли целый квартал и имели одно уникальное новшество — застекленные пассажи.

Львовский Версаль
Внезапное ощущение Франции на улице Коперника во Львове не случайно. Дворец вырос на этом месте по проекту парижского архитектора, а хозяева этого величественного сооружения, от первого владельца Альфреда II Потоцкого, при котором оно было заложено, и до последнего, Альфреда III, вынужденного отказаться от наследства деда ради собственного спасения, всегда испытывали страсть ко всему французскому.
В своем основании сооружение имеет Н-образную основу. Двор от улицы отделяют парадные монументальные ворота с двумя флигелями, соединенными каменной аркой, украшенной картушем с гербом Потоцких.
За кирпичным оштукатуренным фасадом дворца находятся изысканные интерьеры, которые, несмотря на многочисленные перепланировки и изменения в декоре, продиктованные различными эпохами и сменой хозяев, сохранили былое очарование до наших дней. На первом этаже дворца расположились парадные залы, где 120 лет назад на балы, устраиваемые хозяевами имения, собирались многочисленные гости Потоцких. При оформлении этих помещений были использованы ценные породы дерева, фигурная лепка, разноцветный мрамор, позолота и художественная роспись.
Впервые украшать витражами окна и двери начали еще в храмах Древнего Египта и Древнего Рима. С веками техника получила большее развитие. Если изначально витражами выкладывался примитивный узор из плиток алебастра или селенита, как это было в V—VI веках, то уже к X—XII векам витражи начали изготавливать из разнообразных по форме стекол, преимущественно красных и синих оттенков. Стекла скреплялись между собой свинцовыми полосками.

Зрелый историзм — архитектурное направление XIX века, точно воспроизводившее дух и форму исторических стилей, существовавших ранее. Архитектура зрелого историзма определяется стилевым многообразием, зависящим исключительно от назначения постройки и средств заказчика. В строениях этого периода нередко смешивается богатый декор, присущий архитектуре барокко, со строгими линиями домов в готическом стиле.
Ионическая колонна — высокая колонна с капителью, украшенная по бокам двумя завитками. Древнегреческие зодчие устанавливали ионические колонны на очень широком расстоянии друг от друга, таким образом добавляя постройкам легкость и изящество.

Рустикация— архитектурно-художественная техника отделки, имитирующая естественную фактуру камня. Применение рустикации придает зданию особую мощь и массивность. Впервые рустикацию начали использовать еще в античные времена, наибольшей популярности техника достигла в эпоху Возрождения.
Сандрик — деталь архитектуры в виде небольшого карниза надоконным или дверным проемом. Бывает круглой, треугольной, прямоугольной.
Из обширного центрального вестибюля гости попадали в соразмерный ему холл, плавно перетекающий в два коридора. Правую часть здания занимали преимущественно хозяйственные помещения, а левая была предназначена для владельцев дворца и их гостей. Оттуда можно было выйти на террасу, ведущую в сад. Интерьеры помещений первого этажа, как и всего дворца, выполнены в стиле короля Луи XIV.

Дворец Потоцких

Предметы интерьера дворца Потоцких

Реставрация истории
Приорат — орган управления в рыцарских орденах.
За годы советской власти, в беспощадное военное время, а также в бытность дворца храмом Гименея зданию был нанесен серьезный урон. Многие предметы внутреннего декора и детали убранства фасадов были безвозвратно утрачены, поэтому перед рестараторами стояла серьезная задача — воссоздать первоначальный облик дворца с максимальной точностью.

Реставрационные работы начались с крыши здания. Было решено не только приблизить сооружение к тому облику, каким его видел Роман Потоцкий, принявший работу у скульптура Юлиана Цибульского, но и доподлинно сохранить все детали истории дворца. Так, например, реставраторам пришлось долго отстаивать вариант покрытия крыши сланцем и доказывать его преимущества перед медной кровлей. В пользу медного покрытия были такие твердые аргументы, как долговечность этого материала, а также его низкая относительно сланца стоимость. Однако реставраторы не уступали в своей настойчивости. И их единственный довод, что во времена Потоцких крыша дворца была сделана из сланца, все-таки перевесил.
Реставраторам уступили. Материалы для кровли везли во Львов из Чехии. Однако, чтобы уложиться в выделенный на реставрационные работы бюджет, сланцем покрыли все-таки только часть крыши, которая просматривается со стороны улицы Коперника, те части, что выходят во внутренний двор, выложили оставшимися сланцевыми плитками старой кровли. Дорогостоящим сланцем покрыли также флигели у дворцовых ворот и домики сторожей на территории парка.
Сланец — горная порода слоистой структуры. Используется для отделочных работ фасадов зданий, а также для верхних слоев кровли.
Из-за ветров и дождей, год за годом обрушивавшихся на имение Потоцких, сильно пострадала каменная облицовка подпорных стен парадного подъезда, террасные ограждения и цокольный этаж дворца. Новый строительный материал в точности соответствует тому, что заказывал Юлиан Цибульский во время возведения здания, даже облицовочный камень привозили из тех же самых каменоломен, расположенных в Николаевском и Сколевском районах Львовской области.

Верхняя часть дворца была иссечена многочисленными трещинами, штукатурка отваливалась. Больше всего в этом плане пострадал мансардный этаж. Долгое время он зиял дырами разрушенных окон.
Во времена Потоцких дворец представлял собой богато декорированное разными по глубине и размеру рустами и каменными вазами здание, и все это было необходимо восстановить, заново изучив практически навсегда утраченные технологии, которые тогда использовали. Многое удалось воссоздать с ювелирной точностью, но некоторые элементы внешнего вида и внутреннего убранства реставраторы были вынуждены создавать без учета истории. Так, безвозвратно утеряна технология каменного литья, по которой выполнялась большая часть декора дворцового фасада. Восстанавливать утраченные капители, портик главного входа над террасой, графские гербы пришлось уже по современной методике бетонного литья.
Бетонное литье — способ изготовления изделий небольшой толщины, таких как облицовочная или тротуарная плитка, а также элементов оформления фасадов здания и интерьеров. Изделия, выполненные методом бетонного литья, отличаются особой прочностью, водонепроницаемостью и устойчивы к резким перепадам температуры.
Капитель — верхнее основание колонны или пилястра. По своим размерам капитель всегда делается немного больше колонны. Капитель может быть украшена цветочно-лиственным орнаментом или завитками.
«Есть в старом парке черный пруд…»

Дворец Потоцких

Окна с витражами во дворце. Главный вход

И хотя в парке, раскинувшемся вокруг дворца, черного пруда не существовало, лилии на многочисленных дворцовых клумбах росли в изобилии. Хрупкие ароматные бутоны украшали резиденцию Потоцких. Они были символом монархии и являлись для знатного польского рода данью любви ко всему французскому.
Многим из нас знакома песня мушкетера Атоса о роковой красавице графине де JIa Фер, более известной как Миледи, из кинофильма «Д Артаньян и три мушкетера». В грустном повествовании мушкетера о несчастной любви фигурировала лилия. Изображение этого цветка было вытатуировано и на плече шпионки кардинала Ришелье, и на лентах мушкетеров, и даже на террасе входа во дворец со внутреннего двора, где по сценарию располагался особняк Жана Армана дю Пейре, графа де Тревиля, капитан-лейтенанта французских королевских мушкетеров. Тем изысканным зданием в охристых тонах был именно дворец Потоцких во Львове. А геральдическая лилия, попавшая в кадр фильма, по сей день украшает парадный вход дворца Потоцких и отсылает нас ко времени французского «короля-солнце». Как известно из истории геральдики, лилия, или, как звучит в переводе с французского fluer de lys — «цветок лилии», — на протяжении столетий была одним из четырех самых популярных символов наряду с крестом, орлом и львом, изображаемых на гербах знаменитых европейских фамилий. Старинная французская легенда, объясняющая значение цветка в геральдической иерархии, относит нас к временам правления короля франков Хлодвига. После того как в 496 году правитель земель будущей Франции принял христианство и обратил в веру своих подданных, к нему явился ангел и вручил ему золотую лилию в знак очищения души Хлодвига и всего его народа от былых грехов.
Существует еще одна, более воинственная версия появления лилии на гербах французских монархов. В соответствии с ней водяные лилии, растущие в реке Рейне, помогли Хлодвигу одержать победу в битве, подсказав королю безопасные места, где можно перейти реку вброд и тем самым опередить противника.
Однако, какими бы легендами ни был овеян «королевский» цветок, французская монархия приняла этот символ лишь в XII веке. Окончательно знаком королевской власти лилия стала лишь в самом конце Средних веков, и тогда мало кто вспоминал о легендарном прошлом цветка: он имел свое традиционное христианское значение — невинности Богоматери.
Лилии были изображены на мантиях и щитах королей. Поэтому, повелевая декораторам и садовникам оставлять изображение лилии и украшать цветком королей сады и парки, Альфред II Потоцкий, вероятно, подсознательно мечтал вознестись на монарший олимп.
В ожидании короля…
Именно в Красном зале чувствуются отголоски стиля Людовика XIV. Вдоль стен установлены богато декорированные консоли, комоды и стулья, изготовленные в основном из массивов груши, каштана, ореха и дуба. Для обивки мягкой мебели использованы сатин, велюр и Дамаск. Ручки комодов, как и было принято при «короле-солнце», выполнены в виде львиных голов или фантастических птиц и животных. Поверхность мебели расписана узорами с растительными мотивами: дубовыми и лавровыми листьями, которые повторяются в едином мотиве на стенах и потолке.

Дворец Потоцких

Часовня во дворце Потоцких

Графы Потоцкие обладали столь огромными богатствами, что с ними были вынуждены считаться даже короли. Родоначальниками будущего графского семейства были люди отважные. Но с каждым новым поколением храбрость угасала, как будто кто-то из них заключил сделку с высшими силами и не глядя разменивал смелость на драгоценности и банкноты.
меня, Потоцкие, разрастаясь, лишь увеличивали свое влияние на территориях Восточной Европы.
Своего расцвета род достиг к началу XVII века, когда Станислав Ревера Потоцкий, возглавлявший Тышовецкую конфедерацию, прославил его своей самоотверженной борьбой против Богдана Хмельницкого, победами над войсками воеводы Василия Шереметева в 1660 году под Чудновом и разгромом войск русского царя Алексея Михайловича в 1665 году под Охматовом. От брака Станислава Потоцкого с Софией Калиновской на свет появился наследник рода Анджей Потоцкий.

Воинственное начало
Древний род Потоцких «серебряной», или гетманской, Пилавы берет свое начало в XV веке от Мацея Потоцкого. Предки будущих графов и князей всегда играли весомую роль служению во славу Великого княжества Литовского и Речи Посполитой. Так, Якуб Потоцкий, сын Мацея, служил судьей в Подкоморском суде и решал земельные споры между феодалами Великого княжества Литовского. Его сын Мыколай в 1550 году получил дворянское звание и занимал должность ротмистра при королевском дворе, на склоне лет получив в управление Хмельницкое и Каменецкое староства.
Точная дата его рождения достоверно не установлена, но историками тщательно прослежен жизненный путь Анджея как великого полководца. Он значительно раньше, нежели его отец, начал одерживать победы на бранном поле. В 1659 году Потоцкий-младший храбро командовал солдатами в битве при Конотопе, получив за свою доблесть и отвагу звание великого хорунжия короля. Спустя 14 лет он одержал новые победы, возглавляя кавалерийские войска в Хотинской битве, и во главе польских войск разбил крымчаков в боях под Калушином в 1675 году. Надо отдать должное Анджею Потоцкому — он обладал не только талантом разрушителя, но и имел созидательные способности. Благодаря ему был основан Станиславов (современный украинский город Ивано-Франковск).
Сын Анджея, Иосиф Потоцкий, был доблестным продолжателем деяний своих предков, и, хотя в военных успехах он был менее удачливым, чем его отец и дед, ему удалось не только сохранить значимость фамилии Потоцких, но и стать основателем «серебряной» гетманской линии герба Пилава.
Но шли века, одно поколение сменялось другим, и в XIX столетии Альфред II Потоцкий становится главным представителем этого древнего рода в своем времени. Однако былой храбростью предков он не отличался. Об Альфреде II Потоцком стали говорить как о человеке мягкотелом, не верящем в успех. Именно о нем польский историк Стефан Кеневич писал, что «уважали его даже враги, не считались с ним даже сторонники». И тем не менее это не помешало графу Потоцкому долгое время занимать руководящие посты в австро-венгерском правительстве, Галицком сейме и быть известным дипломатом, а с 1875-го по 1883 год — наместником Королевства Галиции и Лодомерии.
Ротмистр — польское воинское звание старшего офицерского чина в кавалерии. Впервые упоминается в XV веке.
Хорунжий — командир хоругви — так в польско-литовской армии называлось подразделение во времена Речи Посполитой, в наши дни соответствующее понятию роты. Начиная с XIV века должность имела не только армейское значение, но и носила придворную направленность. Великого коронного хорунжия назначал король. Во всем Польском королевстве и княжестве Литовском мог быть только один хорунжий.
Тышовецкая конфедерация — временный политический союз польской шляхты. Конфедерация была учреждена 29 декабря 1655 года в городе Тышовце Люблинского воеводства, от которого и получила свое название. Своей целью Тышовецкая конфедерация ставила объединение народа для освобождения оккупированных шведскими войсками земель Речи Посполитой.

Герб Пилава
Потоцкие относятся к польской шляхетской аристократии, древняя история которой окутана ореолом таинственности. Первые документально подтвержденные сведения о Потоцких встречаются в XIII веке, когда Сулислав, сын Бартоломея, основал на берегах Потока монастырь. В 1236 году польский король Болеслав утвердил за сыновьями Сулислава — Клеменцем, Фулком, Сезимом и Томко — права на земли вблизи монастыря.
В 1250 году права на монастырскую обитель были переданы Баху с Потока. Его сыновьями были Бертольд, Варжинек, Петр.
Каждый шляхтич имел собственный герб. Герб — это эмблема, особый наследственный знак, заключенный в соответствии с законами геральдики в сочетании фигур и предметов, имевших символическое значение и выражавших определенную историческую традицию. Гербом Потоцких стал белый крест на синем поле. Синий цвет символизировал славу, честь и верность, а белый — мудрость, невинность и чистоту. Родовая легенда повествует, что этот герб Потоцкие получили еще в конце XII века за героизм и отвагу. Польский король Казимир Справедливый наградил Януша — одного из предков Сулислава — знаком монашеского ордена Пилава за мужество, проявленное в боях под Пилавой против пруссов, где в ожесточенной битве Януш спас краковского епископа. В 1400 году, когда польским королем был Владислав II Ягелло, состоялось окончательное признание Потоцких на шляхетство (дворянство) и закрепление за ними герба «Пилава».
Со временем, после разделения рода на две ветви, появилось и две разновидности герба: Пилава Золотая (ее родоначальником был Павел Потоцкий (?—1674)) и Пилава Серебряная (она идет от Иосифа Потоцкого (1673—1751)). Разница в изображении заключалась лишь в окрасе креста в золотой и серебряный цвет соответственно.
После получения Потоцкими графского титула родовой щит, на котором изображался герб, стала венчать корона с пятью белыми перьями страуса. Щит был перетянут гербовой лентой с девизом рода Потоцких: «Scutum opponebat scutis» — «Щит противопоставлен щитам».

Дворец Потоцких

Парк Софиевка. Умань, Украина

Просветители рода
На фоне своих воинственных предков потомки Иосифа Потоцкого, жившего в XVII веке, выглядят менее ярко, однако масштабы их деятельности на ниве развития культуры и просвещения не остались без внимания историков. Так, Альфред II Потоцкий был известным меценатом и активно участвовал в жизни творческой интеллигенции. А его дед — Ян Непомук Потоцкий — и родной брат Яна, Северин Потоцкий,сыграли большую роль в развитии образования России и Украины.

Портрет Анны Терезы Оссолинской. Литография неизвестного художника, середина XVIII века
Родители Яна и Северина — Юзеф Потоцкий и Анна Тереза Оссолинская — дали детям великолепное образование в духе того времени — эпохи Просвещения.
Уже в возрасте семи лет Ян Потоцкий вместе со своим братом-погодкой Северином, которому на тот момент только-только исполнилось шесть лет, в 1768 году были отправлены на обучение в Швейцарию. Проведя более десяти лет в окружении величайших ученых того времени, познавая мир и постигая различные науки, к 1779 году братья уже были сформировавшимися личностями, способными самостоятельно выбрать свои жизненные дороги. Ян Потоцкий увлекся путешествиями и до конца своих дней отдавал себя историческим и географическим исследованиям. А Северин по возвращению в Польшу посвятил жизнь служению государству, причем государству Российскому. Он, как и его отец, питал склонность к политике, проводимой Екатериной II, и всячески приветствовал любое начинание великой императрицы.
В 1793 году Северин Потоцкий приехал в Петербург в поисках карьеры, и Екатерина II с радосгью приняла под свою опеку верного вассала. Однако успех молодого человека при российском императорском дворе длился недолго и был омрачен кончиной государыни. В период царствования Павла I Северин лишился всех почестей и наград, а 21 января 1799 года Потоцкому зачитали высочайший указ о снятии его с поста камергера при наследнике престола великом князе Александре Павловиче. Причиной краха карьеры послужил его вздорный характер и стремление везде
и всюду открыто выражать свои мысли, даже если они идут вразрез со взглядами и проводимой политикой действующего государя.
Однако неудачи не могли длиться вечно. С воцарением на российском престоле Александра I перед Северином Потоцким вновь открылись прекрасные перспективы.
Указом от 4 июня 1801 года молодой император назначил Потоцкого тайным советником, а уже через год Северин получил место в Комиссии об училищах, стать членом которой имели шанс только те, кто был особо приближен к императору.
На своем посту он, не изменяя привычному поведению, был резок в суждениях на предмет любых нововведений, которые считал неправильными, и громко заявлял свои позиции. Так, например, Северин выступал против открытия в Санкт- Петербурге университета, объясняя это тем, что в Северной столице и без того много учебных заведений. Он радел за то, чтобы система образования, финансируемая из государственной казны, материально поддерживалась и в других городах России. Им был сделан весомый вклад в развитие учебных заведений Харькова. При содействии Северина Потоцкого в Харьковском императорском университете сформировался уникальный профессорский состав. Граф не жалел сил и средств на поддержку этого учебного заведения и являлся его первым попечителем.
Шкатулочный стиль в литературе — это принцип матрешки.
Он обозначает художественную технику, в которой герои произведения рассказывают друг другу истории, часто связанные сюжетом или персонажами. Из-за того, что одно произведение может часто состоять из ста и более рассказов, переплетенных между собой, читатель оказывается в некоем литературном лабиринте, из которого можно выбраться, только дочитав произведение до конца.
Брат Северина, Ян Непомук Потоцкий, прославился не только как талантливый историк и археолог. Он блистал и своим литературным дарованием. Его перу принадлежит роман в новеллах «Рукопись, найденная в Сарагосе», занявший почетное место среди лабиринтоподобных романов так называемого шкатулочного стиля, к которым относят ярчайшее произведение Мигеля Сервантеса «Дон Кихот», «Декамерон» Джованни Боккаччо, а также жемчужину восточной литературы «Тысячу и одну ночь». Однако судьба талантливого предка, который приходился графу Альфреду II Потоцкому дедом, трагически оборвалась в возрасте 54 лет. Ян Потоцкий покончил жизнь самоубийством. Причиной суицида писателя-романтика послужили преследовавшие его на протяжении более 20 лет головные боли. 20 ноября 1815 года в имении Уладовка Ян Потоцкий после непродолжительной беседы со своим капелланом и странной просьбы, чтобы священник благословил серебряный шарик сахарницы, закрылся в своем кабинете. Несколько мгновений спустя раздался выстрел. Потоцкий убил себя выстрелом в висок серебряной пулей, которой стал тот самый благословленный шарик. Граф будто хотел раз и навсегда изгнать из своего тела демона, мучившего его долгие годы.
Каким бы прославленным ни был любой знаменитый род, а почти в каждом из них найдется так называемый «позор семьи». Не исключением были и Потоцкие. Как бы они ни скрывали сомнительные страницы своей истории, но бурные потоки времени все равно раскроют их и вынесут на берег человеческого любопытства.

Дворец Потоцких

Зеркальный зал

Родовое гнездо
Графы Потоцкие обладали огромными состояниями и обширными поместьями на территории Польши, Литвы и Украины. Это и дворец в Тульчине, и имение в Умановке, и дворец Потоцких во Львове, и другие замечательные, роскошные и заслуживающие еще множества эпитетов в превосходной степени владения. Однако, пожалуй, самая известная резиденция Потоцких была в польском городе Ланьцуте. Она насчитывает многовековую историю, к которой мы и попытаемся прикоснуться…
Датой основания Ланьцута принято считать 1349 год. Это было время правления Польшей Казимира Великого. Существование города много столетий неразрывно связано с замком, возвышавшимся на одном из его холмов. На этом месте впоследствии и был построен дворец, получивший одноименное название с городом — дворец в Ланьцуте. За многие годы имение принадлежало старинным польским родам Пилецких, Стадницих и Любомирских. Но последними владельцами дворца были представители рода Потоцких герба Пилава.
Строить резиденцию в северной части города Ланьцута начали по указанию Станислава Любомирского в период с 1б29-го по 1642 год. К делу подошли основательно: жилое здание, увенчанное башнями, окружили бастионными укреплениями. Для строительства крепости были приглашены знаменитые зодчие XVII столетия: Джованни Баттиста Фалькони, Мацей Трапола и Кшиштоф Мерошевский.
История владения дворцом в Ланьцуте родом Потоцких начинается во второй половине XVIII века, когда в нем поселилась прабабушка Альфреда II Юзефа Потоцкого принцесса Изабелла Чарторыйская-Любомирская. Этот период считается золотым в жизни польской резиденции. В 70-х годах XVIII века крепостные стены дворца были снесены, а вместо них приказали разбить парк с липовыми аллеями. Изменения произошли не только во внешнем облике здания, — для работы над интерьерами здания Изабелла Чарторыйская выписала лучших европейских мастеров живописи и декора. Стены и потолки изысканной резиденции расписывали Винченцо Бренна, Шимон Богумил Цуг, Ян Кристиан Камсетзер, Петр Хрыстиан Айгнер и Фридерик Бауман. Дворец наполнялся красотой. Стараниями принцессы имение в Ланьцуте в конце XVIII века стало одним из лучших в Польше.
В1816 году после смерти Изабеллы Чарторыйской-Любомирской все имущество принцессы стало собственностью ее внука Альфреда Войцеха Потоцкого. Его сын, Альфред II Юзеф, бывал в отцовском имении не так часто, проводя большую часть времени в Вене при королевском дворе

Необарокко — архитектурный стиль XIX столетия, возникший на фоне нового интереса и увлечения архитектурой барокко, когда от владельцев имений, представителей царских фамилий и промышленников, желавших подражать аристократам, начали поступать заказы на возведение домов «под барокко».
Габсбургов, поэтому, когда скончался и Альфред Войцех, редко посещаемый замок вовсе опустел. Без хозяйского ухода остался и парк.
После смерти Альфреда II дворец в Ланьцуте достался его сыну, Роману Потоцкому, который вместе со своей женой Елизаветой Радзивилл возвратил дворцу его былую славу.

Дворец Потоцких

Кабинет приората


Как только в 1889 году Роман Потоцкий принял отстроенный дворец во Львове у архитектора Юлиана Цибульского, он сразу же взялся за обустройство польского имения. С 1889-го по 1911 год французский архитектор Арамн Боко и итальянский художник-декоратор Альберт Пио провели во дворце реконструкцию. За двадцать лет были восстановлены интерьеры всех этажей, едва ли не навсегда утраченные во времена сиротства дворца, проведены канализация, вода и электричество. Значительно преобразился фасад здания, реконструированный в стиле французского необарокко.
В 1890 году начались работы в дворцовом парке, растянувшиеся на четырнадцать лет. Его площадь увеличилась в размерах, по новым границам построили решетчатый забор, в непосредственной близости от здания дворца разбили сад в итальянском стиле, а в южной части парка протянулись изысканнейшие аллеи роз.
После тщательной реконструкции и модернизации дворцово-парковый ансамбль в Ланьцуте стал одним из самых роскошных во всей Европе. Еще до того как последний декоратор покинул стены дворца, слава о нем уже гремела по всем монаршим дворам Европы. В ланьцутской резиденции Потоцких часто останавливался австрийский кронпринц династии Габсбургов Рудольф и австрийский эрцгерцог Франц Фердинанд.
В начале XX века этот дворец по своей величине занимал пятое место в Польше. Последним его владельцем в 1915 году стал Альфред III Потоцкий. В 20-х годах XX века ланьцутскую резиденцию вновь подвергли модернизации: провели центральное отопление, обустроили подземные гаражи и сделали изумительные ванные комнаты из мрамора. Дворец стал предназначаться для дружеских встреч графа Потоцкого с первыми лицами стран мира.
В 1944 году жизнь в знаменитом поместье Потоцких замерла. Альфред III был вынужден покинуть родовое гнездо. Свои годы он закончил в изгнании в Швейцарии, так и не получив шанса вернуться на родину.

Дворец Потоцких

Бахчисарайский фонтан слез, воспетый русским поэтом А.С. Пушкиным

Фонтан слез
Две этих резиденции графов Потоцких, львовский дворец и ланьцутский, хранят много тайн владельцев. Стены их помнят каждое слово своих обитателей, даже произнесенное… шепотом.
Однажды 22 марта 1822 года на званом обеде у русского генерала Ивана Никитича Инзова разгорелся спор двух великих умов того времени, одинаково вспыльчивых и прямолинейных. Жаркая дискуссия шла о крепостном праве и вскоре переросла в брань. Спор мог бы закончиться дуэлью, если бы один из его участников не нашел в себе силы и мудрости уступить более молодому оппоненту. Последним был Александр Сергеевич Пушкин, а умудренный жизнью и имевший огромный опыт в вопросах дипломатии, человек с сединами, вступивший в спор с поэтом, был не кто иной, как Северин Потоцкий. В то время как Пушкин в свойственной ему задиристой манере доказывал, что все дворянство должно стать инициатором отмены крепостного права в России, поскольку у каждого в семье был родственник, кому бы пришлось испытывать на себе муки рабства, гордый граф парировал, что, возможно, у кого-то такие черные пятна в роду и есть, но только не у графов Потоцких! На этот аргумент Александр Сергеевич ответил, что откуда бы тогда взяться легенде о наложнице хана Марии Потоцкой, что приходится Северину Потоцкому родней. В качестве доказательства истинности своих слов поэт сослался на Софью Витт-Потоцкую, которая ему якобы эту историю и рассказала. Однако упоминание об особе, приходившейся вдовой его покойного двоюродного брата — Станислава Щенсны Потоцкого, окончательно вывело графа из себя, и тот в весьма неблагозвучных словах заявил, что эта дама — известная лгунья, но вовремя спохватился и взял себя в руки.
О скандале со временем все позабыли. Все, но только не Пушкин. Его насторожила реакция Северина на одно лишь упоминание о семейной легенде, и поэт решил докопаться до истины. Таинственная история о польской девушке Марии, получившей в гареме хана Крым-Гирея имя Деляря, будоражила его воображение еще со времен посещения ханского дворца в Бахчисарае. История прозвучала из уст Софии Витт-Потоцкой, а затем дочь Станислава Щенсны и Софии, София Потоцкая-младшая (с 1820 года по мужу Киселева), предложила поэту запечатлеть в стихах их семейную легенду. И Пушкин начал работу над поэмой. Однако Северин был против ее публикации, не желая придавать огласке эту историю. Граф Потоцкий считал, что мать и дочь заморочили голову бедному поэту, падкому на все таинственное. К тому же Пушкин, вероятно, был влюблен в Софию-младшую, а та славилась не только красотой и умением обольщать, но и была большой фантазеркой. Однако граф сдался под напором уговоров многочисленных друзей Пушкина, которых поэт с завидным упорством подсылал к Северину. В итоге 10 марта 1824 года первое издание поэмы «Бахчисарайский фонтан» увидело свет. Произведение наделало много шума, но еще большее впечатление на читателей производила история несчастной Марии Потоцкой.
Сангушко — один из самых древних волынских родов, чья история ведется с середины XV века от князя Федьковича, владевшего в Галицко-Волынском княжестве селами Ковель и Ратно. За три столетия Сангушки скопили в своих руках огромные земельные владения и богатства. Им принадлежали дворцы в Славуте, Изяславле и Любартуве.
Роды Потоцких и Сангушек не раз пересекались. Дочь Анджея Потоцкого, одного из предков Альфреда II Потоцкого, была замужем за Романом Евстафьевичем Сангушко, корнетом кавалергардского полка, участвовавшего в Польском восстании 1830—1831 годов. Сам Альфред II Потоцкий был женат на Марии Сангушко, дочери Евстафия Иеронимовича Сангушко, генерала войск армии Наполеона.

Дворец Потоцких

Итальянский диктатор Бенито Муссолини

Дворец Потоцких

Замок Ланьцут в Польше


Мужская верность. Женское предательство

Истории несчастной любви со времен таинственной Марии Потоцкой преследовали старинный польский род. Буквально все без исключения женщины, на которых женились графы Потоцкие, были не только первыми красавицами, происходившими из знатных фамилий, но и музами своих талантливых супругов. Хотя… почти у каждой из них был свой скелет в шкафу.
Очаровательная Юлия Любомирская-Потоцкая, первая супруга Яна Непомука, мать Альфреда Войцеха и Артура Яновича, в долгие месяцы отсутствия законного мужа, который часто бывал в разъездах по всему свету, делила супружеское ложе с пылким возлюбленным по фамилии Сангушко.
Был ли страстный кавалер из княжеского рода Сангушко, история умалчивает, но зато о любовных похождениях парочки судачил весь высший свет. И лишь супруг Юлии Любомирской Ян Потоцкий либо не знал, либо не хотел знать о неверности жены. Он был в нее безумно влюблен. Когда в 1794 году Юлия находилась на волосок от смерти и очередной приступ чахотки, казалось, неотвратимо приближал ее конец, верный муж, несмотря на все протесты врачей, в категоричной форме запрещавших ему находиться рядом с неизлечимой больной, садился у ее ложа, брал за руку и рассказывал истории, которые выдумывал тут же, у ее постели. И именно в такие окутанные запахами лауданума вечера рождался на свет один из самых странных и загадочных образцов европейской литературы — «Рукопись, найденная в Сарагосе».
Однако после смерти жены в роли безутешного вдовца Ян Непомук Потоцкий пробыл недолго. Уже в 1798 году он женится на своей двоюродной племяннице Констанции Потоцкой, дочери своего кузена Станислава Францевича Щенсны Потоцкого. Подобные браки между близкими родственниками в дворянских родах были в то время явлением нередким. К тому же отца Констанции размышлениями о падении морали было не удивить: он еще в молодости увидел ту низость, на которую могут пойти люди во имя сохранения своего высокого аристократического положения.
«Счастливчик»
Имя Станислава должно было даровать ему не только богатство, но и счастье — «щенсны» в переводе с польского «счастливый». Однако этого не случилось. Когда молодому графу исполнилось 19 лет, он безудержно влюбился в юную Гертруду Коморовскую, дочь землевладельца, чьи имения располагались неподалеку от дворца Потоцких в Кристинополе. Бурный роман развивался стремительно, 17-летняя возлюбленная забеременела… Ее родители настаивали на браке. И никто ему не противился, кроме отца Станислава, Франца Селезия, у которого сын безуспешно пытался вымолить родительское благословение на венчание. Коморовские были неровня знатному польскому роду, к тому же на фоне богатств Потоцких будущая невеста считалась практически нищенкой.
Однако свадьба все же состоялась. Обряд венчания прошел тайно, против воли родителей, и скромно, в греческой католической церкви, что еще больше разозлило впоследствии родственников графа. Дальнейшая судьба новобрачных была печальна… Родители Станислава Потоцкого решили раз и навсегда избавиться от неугодной им невестки и подыскали ему более удачную партию — новой суженой должна была стать Жозефина Мнишек, богатая княжна, в чьих жилах текла кровь печально известной Марины Мнишек. Гертруду решили отправить в монастырь против ее воли, а значит — силой. Однако казаки, служившие у Франца Потоцкого, переусердствовали и к монастырским воротам привезли бездыханное тело. Девушка задохнулась под ворохом подушек, которые на нее накидали, чтобы не был слышен горестный вой. Дело было зимой; заметая следы, труп молодой жены Станислава Потоцкого попросту скинули в прорубь, не заботясь о дальнейших последствиях. А по весне тело Гертруды всплыло…
Когда вся правда вскрылась, родители убиенной пытались искать управу на преступников в суде, но куда им было тягаться с властным родом. А Станислав, обезумев от горя, хотел покончить с собой. От самоубийства его спас слуга, едва ли не в последний момент вынувший хозяина из петли.
Спустя время Станислав «счастливый» все же женился на Жозефине Мнишек. Этот брак был самый многодетный в истории рода Потоцких, в нем было 12 детей. Но поговаривали, что Жозефина быстро устала от семейной жизни и от мужа ею были рождены только трое первых детей.

Почти 20 лет Станислав Щенсны Потоцкий терпел разврат в семье и в итоге в 1790 году сам пустился во все тяжкие. На балу у Григория Потемкина в Яссах он встретил Софью Витт, супругу графа Юзефа Витта.
Российская Мата Хари
С первого дня знакомства Станислава Щенсны с Софией Витт граф Потоцкий, как, впрочем, и все мужчины, попадавшие под влияние этой женщины, готов был возложить не только свое сердце на алтарь любви, но и отказаться от родины. Графиня Витт знала цену своим чарам и по виртуозности их использования вполне могла конкурировать с известной шпионкой-соблазнительницей Матой Хари. Первой жертвой Софии Витт пал ее супруг граф Юзеф Витт, когда в 1788 году случился скандал из-за частых посещений графиней русского военного лагеря, куда она наведывалась ради встреч с герцогом Шарлем Жозефом де Линем, состоявшем на службе у российской императрицы. Поляки были весьма недовольны тем, что жена коменданта (должность, которую занимал Юзеф Витт в польской армии) контактирует с русскими, и вынудили Витта отказаться от чина и порвать все связи с родной Польшей.
Оставшись не у дел, в 1789 году супруги отправились в Россию, под Очаков, где была расположена ставка генерал-фельдмаршала Григория Потемкина. Они уже имели честь познакомиться с ним пару лет назад. К тому же София Витт была уверена, что Потемкин не откажет несчастной женщине в небольшой услуге — обеспечить ей и мужу достойное ее красоты существование. Графиня не прогадала. Любвеобильное сердце Потемкина принадлежало ей с первой минуты разговора. А через какое-то время светлейший князь Таврический предложил Витт служить интересам России. София немедленно согласилась и вскоре стала агентом Потемкина, помогая ему улаживать сложные политические вопросы, особенно те, что касались отношений с Речью Посполитой. Кроме того, Екатерина II, наслышанная о шпионских способностях графини и ее умении тонко проворачивать довольно сложные интриги, приблизила ее к себе для выполнения поручений политического толка.
После смерти Потемкина София продолжила свою агентурную деятельность. В это время Россия готовила план по второму разделу Речи Посполитой, и услуги очаровательной графини Витт пришлись весьма кстати. Благодаря ее участию произошло так, что поляки без ведома России не могли изменить ни государственное устройство, ни вступить в союз с другими державами. По сути, Российская империя взяла Речь Посполитую в свое управление. А произошло это во многом благодаря новому любовнику Софии, Станиславу Щенсны Потоцкому, которого она убедила в 1791 году выступить против новой конституции Польши и стать на сторону пророссийской гетманской партии. Ей противостояла патриотическая партия, члены которой не теряли надежды на независимость Польско-Литовского государства и возвращения Речи Посполитой границ 1772 года. Однако сила гетманской партии оказалась гораздо больше, хотя бы потому, что в руках магната Потоцкого были сосредоточены крупнейшие финансовые потоки и ему ничего не стоило привлечь на свою сторону даже самого короля Речи Посполитой Станислава II Августа Понятовского.
В1795 году Станислав Потоцкий просит у российской императрицы Екатерины II разрешить развод со второй женой и благословить на брак с новой возлюбленной. Императрица была категорична и не позволила графу развестись с Жозефиной. Кроме того, против брака с графиней Витт выступала вся родня Потоцких. Однако граф был непреклонен. После смерти Екатерины Великой в 1796 году любовники быстро развелись со своим супругами, и 17 апреля 1798 года в городе Тульчине состоялось венчание Станислава с Софией. Потоцкий был безумно влюблен в свою третью жену.
Что еще мог сделать граф ради нее? Он подарил ей дворец в Тульчине, парк Софиевку и большую часть имущества. Но сердце Софии Витт брошенными к ее ногам дарами он покорить так и не смог. Ей хотелось новых приключений. И возможно, она бы рассталась с графом, если бы не одно «но» — новый предмет обожания жил с поднадоевшим ей мужем под одной крышей.
Прошло несколько лет с тех пор, как отзвучали свадебные песнопения, прославляющие новобрачных, и молодая жена закрутила новый роман со старшим сыном Станислава, Ежи (Юрием), который был младше своей мачехи на 16 лет. Это было для графа ударом в спину. Он не смог пережить такого позора, — над ним потешалось все дворянство — ив итоге Станислав Потоцкий удалился из общества. Последние годы «счастливый» провел в полном уединении. Он скончался 15 марта 1805 года и перед смертью запретил своим слугам впускать Софию Витт-Потоцкую проститься с ним. Более того… он заклинал всех не подпускать ее даже к своему гробу.
Достоверно известно, что граф Альфред II Потоцкий увлекался искусством и был меценатом. Он не жалел средств на содержание талантливых скульпторов и художников. Его прабабушка, Изабелла Чарторыйская-Любмирская, всегда была в центре культурной жизни Европы и общалась с самыми гениальными творцами XVIII столетия, оставив в наследство потомкам огромную коллекцию живописных полотен и скульптур, подаренных ей или купленных у таких великих мастеров, как, например, Антонио Канова. Поэтому не удивительно, что бывшая резиденция Потоцких во Львове в наши дни стала продолжательницей дела первых владельцев дворца.
Здесь лестницы украшенные лепниной с позолотой, мраморные камины, инкрустированные ценными породами дерева и вставками с резьбой по камню. На втором этаже собрана великолепная коллекция изобразительного искусства французских, голландских, австрийских и итальянских мастеров. Живописные полотна, скульптурные композиции и предметы мелкой пластики погружают посетителей в глубины творчества европейских мастеров былых столетий. Здесь можно увидеть великолепные жемчужины живописи эпох Ренессанса и Просвещения.
Наиболее ценными экспонатами отдела являются работы нидерландского живописца- ярчайшего представителя романизма, кисти Софинисбы Ангишолы, 1558 год Яна ван Скореля, «Посещение Марии Елизаветой»; «Портрет молодой патрицианки» кисти первой в истории искусства женщины, известной на весь мир итальянской портретистки XVI века Софинисбы Ангишолы.
На зависть Европе
В 2000 году, после длительной реставрации, дворец Потоцких распахнул двери для посетителей уже в ином качестве. В новом тысячелетии он стал одним из самых богатых по количеству раритетных экспонатов и собраний живописи и скульптуры музеев не только на Украине, но и во всей Европе. Экспозиции филиала Львовской национальной галереи искусств, расположенной во дворце Потоцких, знакомят посетителей с европейским искусством XTV—XVIII веков.
Начиная с первого этажа дворца, поклонники истории могут лицезреть великолепные интерьеры, тщательно воссозданные реставраторами. Бронзовые люстры освещают парадные залы, богато долгое время служившей придворной художницей у испанского короля Филиппа II; холст «Ловля кораллов и жемчуга» маньериста из Тосканы Якопо Цукки и одно из самых дорогих полотен в мире, имеющее огромную историческую и культурную ценность, — картина Жоржа де Ла Тура «У ростовщика» («Платеж»), написанная в XVII веке.

Романизм — направление в нидерландской живописи XVI века, возникшее благодаря усилению культурных связей Нидерландов с Италией. Появление романизма было обусловлено кризисом нидерландской художественной культуры на рубеже XV—XVI столетий. В этот период творчество художников Нидерландов обогащается новыми стилевыми решениями, в их работах появляются новые образы из античной мифологии, усиливается интерес к обнаженной натуре. Появляется новый тип художника — образованного и увлеченного знаниями и саморазвитием.
Всего в мире насчитывается 32 картины этого великого художника, отличавшегося особой манерой живописи, позаимствованной у Караваджо, — противопоставлением ярких цветов темному пространству. Каким образом картина попала в фонды Львовской картинной галереи, никто точно сказать не может, но известно, что первые упоминания о ценнейшем полотне во Львове относятся к 1905—1907 годам и найдены они в записях скупщиков антиквариата. Особого внимания заслуживает коллекция эскизов монументальных рисунков австрийских художников, творивших в стиле позднего барокко, Антона Франца Маульберча и Пауля Трогера.
История в миниатюре
За пределами дворцовых стен посетителей аристократической резиденции Потоцких также ожидает немало интересного.
Осенью 2009 года была начата работа над созданием парка миниатюр, изображающих все самые значительные замки и крепости на территории Украины. Весной 2010 года посетители дворца Потоцких собственными глазами увидели копию Золочевского замка, башню Каменец-Литовского, замок тамплиеров, что в селе Среднее Ужгородского района Закарпатья и львовский Высокий замок. Всего по замыслу создателя парка миниатюр, реконструктора старины Игоря Качера, и его идейных вдохновителей, директора Львовской национальной галереи искусств Бориса Возницкого и советника губернатора Львовской области Юрия Гнатковского, на территории парка дворца Потоцких должно быть не менее пятнадцати построек. Многое из того, что увидят посетители, в реальности уже безвозвратно утрачено, многое создается по первоначальным планам. Например, Качер представил версию Олеского.

Маньеризм — литературно-художественный стиль, возникший в Западной Европе в конце XVI века. По своей форме стал продолжением романизма. Наибольшее распространение получил в Риме, Мантуе и Флоренции. Характерной особенностью стиля является сублимация эротизма. Люди на картинах изображаются чаще в напряженных позах, человеческие органы рисуются деформированными и во многих случаях гипертрофированно увеличенными.

Образ замка не в том облике, в котором он дошел до наших дней после перестройки в XVII веке, а его более ранний вид, датируемый 1340 годом. Не менее уникальным экземпляром является образец украинского фортификационного зодчества — православная Покровская церковь XV века из села Сутковцы Ярмолинского района Хмельницкой области. У этой жемчужины церковной оборонной архитектуры по всему периметру храма устроены бойницы, поскольку служителям церкви часто приходилось обороняться от вражеских набегов, как с запада, так и с востока.
Так что все, кто заглянет хотя бы за ворота великолепного дворца Потоцких, гарантированно получат удивительное путешествие во времени, сквозь века и эпохи.

Львовская галерея искусств. Отдел европейского искусства XIV—XVIII веков

Дворец Потоцких

Галерея итальянского искусства во дворце Потоцких

Адрес: 79000, Украина, Львов, ул. Коперника, 15.
Часы работы: Дворец открыт для посещения ежедневно, кроме понедельника. В летний период: с 11:00 до 18:00, касса открыта до 16:00. В зимний период: с 10:.00 до 17:00, касса открыта до 16:00. По воскресениям, вне зависимости от времени года, — с 12:00 до 17:00, касса работает до 16:00.
Внимание! Дни и часы работы могут меняться. Необходимую информацию уточняйте заранее.
Тел.: +7-10(032) 261-41-45.