Интересное о мире

Интересное о мире

Все самое интересное о мире

Зашифрованные автопортреты

На картине неравный брак. Художник В. Пукириев поместил себя позади невесты

На картине неравный брак. Художник В. Пукириев поместил себя позади невесты

Художники довольно часто изображают себя. Это могут быть Зашифрованные автопортреты. А может быть и картина, на которой нарисованы другие люди — и сам художник среди них. Например, на полотне Диего Веласкеса «Менины» изображены инфанта, придворные дамы, шуты и сам Веласкес за мольбертом. И это может быть картина, на которой нарисовано что угодно, а в толпе или в дальнем углу, или еще каким-то образом спрятан портрет художника.

1

Лука Синьорелли нарисовал себя на фреске «Деяния Антихриста», хотя сам на Страшном суде явно не присутствовал. И Рафаэль изобразил себя на фреске «Афинская школа» рядом с Птолемеем — причем в черном берете, который всегда носил, не подделывая себя под античного мудреца. Это и гордость — я достоин быть вместе с Платоном и Гераклитом. Это и скромность — я только слушатель и ученик среди этих великих людей. Рембрандт много раз «прятал» себя на полотнах на религиозные темы.

3

Вот его лицо у ног Христа на картине «Воздвижение креста». Вот он в толпе, побивающей камнями святого Стефана. Вот его лицо, становится лицом блудного сына, кутящего трактире. Искусствоведы считают, что художник таким образом «выдавал» свое сопереживание, свою сопричастность к давно прошедшим событиям.

5

Дик Баутс, нидерландский художник ХV века, изображал себя на картине с библейским сюжетом, на Тайной вечери, где Христос сказал, что один из них предаст Его. А то что Тайная вечеря изображена, в стенах обычного Нидерландского дома, с камином, с полом выложенным плитками, — это не незнание реалий прошлых эпох. Это стремление приблизить те давние события к современности. «Тайная вечеря» Баутса производила сильное впечатление на зрителей XV века, потому что предательство Христа казалось современным злодеянием.

6

Русские художники тоже изображали себя «спрятавшимися в толпе». Карл Брюллов на полотне «Последний день Помпеи» изобразил себя в виде художника с ящиком красок на голове. Он погибнет, конечно, — вся эта бегущая толпа погибнет под пеплом. Но странен взгляд этого человека — не испуганный, а отстраненный, запоминающий. Взгляд художника на картине словно вбирает впечатления… хотя написать он уже ничего не успеет. «Я напишу все это за тебя», — словно говорит Брюллов своему обреченному коллеге.

Рембрандт избиение святого Стефана

На картинах Сурикова мы тоже видим лицо художника. В «Боярыне Морозовой» он — странник с посохом и корзиной. В его лице нет ни фанатичного восторга последователей Морозовой, ни столь же фанатичного отвращения ее противников. Только раздумье, только грусть — «мир полон зла…» В «Утре стрелецкой казни» он — безбородый стрелец в белой рубахе. Все стрельцы бородаты, согласно исторической правде, а этот — нет. И тоже задумчивый, отстраненный взор мыслителя, как у странника в «Боярыне Морозовой»…
Нет, не из тщеславия рисовали себя художники в сценах распятия Христа, среди афинских мудрецов и во время великих событий. «Времени нет, — словно говорят их лица, скрытые в толпе. — Не две тысячи лет назад, а сегодня предали Христа, замучили святого Стефана. Сегодня погибли люди под пеплом Везувия. Сегодня казнили стрельцов. Это были не придуманные, а живые люди, которые так же, как и вы, не хотели умирать. И мы, художники, видели их внутренним зрением так же ясно, как вы видите нас, нарисованных на полотне».