Интересное о мире

Интересное о мире

Все самое интересное о мире

Иерусалимский храм

Иерусалимский храм

Со времени Соломона в Иерусалиме были один за другим три храма, которые нужно различать. Первый храм, построенный Соломоном, существовал с 1004 до 588 г. до Рождества Христова. Когда Давид решил построить дом Иегове, то Бог через пророка Нафана удержал его от этого; тогда Давид собрал материал и драгоценности для постройки храма и это дело завещал своему сыну Соломону, когда тот воцарится. Ценность собранного и заготовленного Давидом имущества для постройки храма достигала 10 миллиардов рублей. Соломон тотчас же по воцарении приступил к делу; он заключил союз с Тирским царем Хирамом, который доставлял ему кедровое и кипарисовое дерево и камень с Ливана, а также послал искусного художника Хирама, чтобы руководить работами, так что храм начали строить уже на 4 году царствования Соломона, через 480 лет после исхода евреев из Египта, или в 1011 г. до Рождества Христова, на холме Мориа в восточной части Иерусалима, на том месте, которое Давид по прекращении моровой язвы, предназначил для этой цели, поставив там жертвенник и совершив жертвоприношение.

было готово через семь с половиною лет в 11 году царствования Соломона, т.е. в 1004 г. до Рождества Христова, после чего храм был освящен с большим торжеством. Празднование в честь открытия Храма длилось 14 дней и на него были приглашены главы всех колен Израилевых. На церемонии открытия царь Соломон (а не первосвященник, как это было принято), произнёс молитву и благословил народ. Для построения храма и его частей Давид оставил Соломону, данный ему Богом, образец: “все сие в письмени от Господа” (1 Пар. 28:11 и дал.): вообще же храм был устроен по образцу скинии, но только в гораздо большем размере, что усматривается из подробных описаний в 3 Цар. 6; 7:13 и дал.; 2 Пар. 3:4 и далее.
Собственно храм представлял прямоугольное здание из тесанных камней (30 м длины, 10 м ширины и 15 метров высоты во внутренней его части, с плоской кровлей из кедровых бревен и досок. Посредством промежуточной перегородки из кедрового дерева дом был разделен на 2 помещения: внешнее — Святое, 20 м длины, 10 м ширины, 15 м высоты и внутренее — Святое Святых, 10 метров длины, ширины и высоты, так что сверху Святого Святых оставалось 5 метров до потолка храма, это помещение называлось горницами. Изнутри стены были обшиты кедровым деревом с резными изображениями херувимов, пальм, плодов и цветов, сплошь обложенных золотом. Потолок также был обшит кедровым деревом, а пол — кипарисовым: и тот и другой были обложены золотом. Дверь с дверцами из оливкового дерева, украшенными изображениями херувимов, пальм, цветов и обложенная золотом, представляла вход в Святое Святых. Перед этим входом висела, подобно как и в скинии, завеса из искусно сделанной многоцветной ткани, прикрепленная, быть может, к тем золотым цепям, которые были протянуты перед входом в Святое Святых (Давир). Входом в Святое служила двухстворчатая дверь из кипариса с косяками из оливкового дерева, дверцы которой могли складываться и были украшены подобно двери в Святое Святых.
Перед зданием храма находился притвор 10 метров ширины и 5 метров длины, перед ним или при входе в него стояли два медных столба по имени Иахин и Воаз, каждый по 9 м вышиною, с капителями, искусно сделанными с углублниями и выпуклостями, и украшенные гранатовыми яблоками, сетками еплетеной работы и лилиями. Высота этих столбов была по 18 евр. локтей, не считая капителей в 5 локтей (2,5 м); высота их, не считая капителей, составляла 35 локтей. Высота этих столбов, вероятно, была та же, что и притвора; о ней не говорится в книге Царств, но во 2 главе Паралипоменон 3:4, она указана в 120 евр. локтей (60 м); некоторые видят в этом указание на башню, поднимавшуюся высоко над столбами; другие предполагают здесь описку. Вокруг продольной задней стены самого храма была пристройка в три этажа с комнатами для принадлежностей богослужения и запасов; она соединялась с храмом таким образом, что потолочные балки пристройки были укреплены на выступах стен храма; эти выступы в каждом этаже делали стены храма на локоть тоньше, а комнаты настолько же шире; поэтому нижний этаж пристройки был пяти локтей ширины, средний шести и верхний семи. Вышина каждого этажа была 2,5 м; поэтому стены самого храма значительно возвышались над боковой пристройкой и на них было достаточно места для окон, через которые свет проникал в Святое. Святое же Святых подобно скинии, было темным. В боковую пристройку входили через дверь на южной стороне, откуда витая лестница вела в верхние этажи.

Иерусалимский храм

План Храма

Далее, вокруг храма были построены притворы, из которых ближайший к храму, внутренний двор для священников, был построен из 3 рядов плитняка и одного ряда кедровых брусьев; вокруг него был внешний притвор, или большой двор для народа, закрывавшийся выложенными медью воротами. Полагают, что это тот притвор, которой был увеличен Иосафатом и называется новым двором. Из Иеремии 36:10, где внутренний двор называется “верхним двором”, видно, что он был расположен выше внешнего; по всей вероятности, и самый храм был расположен выше верхнего двора, так что все здание было построено террассами. Из 4 книги Царств 23:11 и книги пророка Иеремии 35:2,4; 36:10 видно, что большой двор был обстроен комнатами, портиками и т. п. для различных надобностей. О размерах внешнего двора ничего не сказано в Библии; вероятно, он был в два раза больше внутреннего двора, который равнялся 500 фут. 100 м. длинной и 150 фут. (50 м) шириной, следовательно двор был 600 фут. длинной, и 300 фут. Ширины (200 на 100 метров).
В Святом Святых храма ковчег Завета поставленный между изображениями херувимов, которые были 10 локтей (5 м) вышины и сделаны из обложенного золотом оливкового дерева, с крыльями в 2,5 м длины, распростертыми так, что одно крыло каждого херувима касалось боковых стен, два же других крыла соединялись концами над ковчегом. Херувимы стояли на ногах с лицами обращенными к Святому. В Святом стояли следующие предметы: жертвенник для курения из кедрового дерева, покрытого золотом, 10 золотых светильников, каждый с 7 лампадами, 5 по правую и 5 по левую сторону перед задним отделением храма, и стол для хлебов предложения с их принадлежностями. По мнению некоторых, в храме находилось 10 столов для хлебов предложения.

Иерусалимский храм

Стена плача в Иерусалиме

На внутреннем дворе стоял медный жертвенник всесожжения 5 метров в высоту с его принадлежностями: тазами, лопатками, чашами и вилками; затем большое медное море, или водоем, стоявшее на 12 медных водах и на 10 искусно сделанных подставах с 10 медными умывальниками для ополаскивания жертвенного мяса.
Когда храм был готов, его освятили великолепным торжественным жертвоприношением. Так как медного жертвенника не хватало для размещения жертв, то Соломон освятил жертвенние перед храмом, как большее место для жертвоприношения . Царь принес здесь в жертву 22.000 волов и 120.000 овец. Преклонив колена на возвышении из меди, он призвал благословение Божие на храм и на всех молящихся в нем. После молитвы сошел с неба огонь, поглотил всесожжение и жертвы и слава Господня наполнила дом.
Храм Соломонов был ограблен уже во время царствования его сына Ровоама египетским царем Сусакимом, а остальное серебро и золото, царь Аса послал в дар сирийскому царю Венададу, чтобы склонить его заключить с ним союз против Ваасы, царя израильского. Так исчезла слава храма и внутренняя и внешняя. Впоследсвие, разрушения храма чередовались с его востановлениями: иудейским царем Ахазом, чтобы подкупить Феглаффелласара, затем Езекиею, для уплаты дани Сеннахириму. Восстановления же производились Иоасом, Иоафамом. Манассия окончательно осквернил храм, поставив в нем истукан Астарты, идольские жертвенники и коней, посвященных солнцу, и поселив там блудниц; все это было удалено благочестивым Иосиею. Вскоре после этого пришел Навуходоносор и вывез все сокровища храма, и, наконец, когда Иерусалим был разрушен его войсками, сгорел также и храм Соломонов до самого основания в 588 г. до Рождества Христова, после 416 летнего существования.
Храм Зоровавеля.
Когда персидский царь Кир в 536 г. до Рождестваешил евреям, жившим в Вавилоне, возвратиться в Иудею и построить храм в Иерусалиме, он выдал им священные сосуды, которые Навуходоносор принес в Вавилон; кроме того, обещал им поддержку и повелел своим подчиненным всячески содействовать евреям в этом деле. Тогда Тиршафа, т.е. персидский правитель Иудеи, Заровавель и первосвященник Иисус, тотчас же по возвращении в опустошенный Иерусалим, начали постройку жертвенника всесожжения на его прежнем месте и восстановили жертвенное богослужение. Они достали рабочих, привезли кедрового дерева с Ливана и таким образом положили вторично основание храму во втором месяце, второго года после возвращения из Вавилона, 534 г. до Рождества Христова. Многие из стариков, видевших первый храм, при этом громко плакали, но многие также радостно восклицали. В это время вмешались самаряне и своими интригами добились того, что работы по восстановлению храма были приостановлены на 15 лет, до второго года царствования Дария Гистаспа в 520 г. до Рождества Христова. Этот царь, ознакомившись с повелением Кира, отдал вторичное приказание относительно постройки храма и необходимой материальной поддержке. Ободренные пророками Аггеем и За- харией, князья и народ поспешили с продолжением работ, и храм был готов в 12 месяце 6 года царствования Дария 516 г. до Рождества Христова, после чего он был освящен жертвою всесожжения, состоявшей из 100 волов, 200 овнов и 400 ягнят, и жертвою за грех, состоявшей из 12 козлов. После этого закололи пасхальных агнцев и отпраздновали
По повелению Кира, этот храм должен был иметь 60 локтей в вышину » 60 в ширину, следовательно по размеру значительно больше Соломонов храма, однако же из Езх 3:12 и Агг. 2:3 видно, что он многим казался незначительным в сравнении : первым, хотя не следует понимать что здесь имеются в виду его внешнее размеры. По роскоши и славе он не мог сравниться с первым храмом, ибо в нем не было ковчега завета и, следовательно, также отсутствовала “шехина”, как видимый знак божественного присутствия. Святое Святых было пусто; на месте ковчега был положен камень, на который первосвященник ставил кадильницу в великий день: очищения. В Святом был только один золотой светильник, стол для хлебов предложения и жертвенник кадильный а на дворе жертвенник всесожжение сложенный из камня. Аггей утешал народ тем, что придет время и слава этого храма превзойдет славу прежнего, и что здесь Господь даст миг; это пророчество сбылось в третьем храме (который был увеличенной копией второго. Второй храм также имел притворы с комнатами, колоннадами и вратами.
Этот храм был ограблен Антиохом Елифаном и осквернен идолопоклонством, так что даже «мерзость запустения” — жертвенник, посвященный Юпитеру Олимпийскому, был поставлен на жертвеннике всесожжения в 167 году до Рождества Христова. Храбрые Маккавеи воевали за свободу, изгнали сирийцев восстановили Святилище, после 3-летнего унижения, вновь освятили храм и укрепили гору храма стенами и башнями. В память восстановления храма был
установлен 25 декабря 164 г. до Р. Х. удою Маккавеем и обществом израильским новый праздник обновления (храма), евр. Ханука, причем его должно было праздновать в течение 8 дней после 25-го декабря. Он праздновался еще во времена Иисуса Христа и упоминается у Иоан. 10:22.
Впоследствии этот храм постигли новые удары, например, когда Помпей после трехмесячной осады взял его в самый день очищения и на его дворах произвел ужасное кровопролитие, хотя без ограбления; или когда Ирод Великий с римскими войсками взял его штурмом и сжег некоторые из надворных построек.
Храм Ирода.
Храм Зоровавелев показался тщеславному Ироду Великому слишком незначительным и он решил перестроить его, придав ему большие размеры. Он начал эту работу на 18 году своего царствования, приблизительно, за 20 лет до Р.Х., или в 735 г. Рима. Самое здание храма было готово через полтора года, а дворы — через 8 лет, но внешние пристройки сооружались в продолжение целого ряда лет. Во время всенародного выступления Иисуса Христа срок постройки храма определялся в 46 лет, т.е- с 20 г. до Р.Х. по 26 г. после Р.Х.). Вся работа была закончена только во время Агриппы 2. (64 г. после Р.Х.) — следовательно, только за 6 лет до окончательного разрушения. Так как евреи не допустили, чтобы храм Зоровавелев был сразу разрушен, то Ирод, уступая их желанию, убирал части старого храма по мере постройки новых, почему этот храм долгое время назывался “вторым храмом”, хотя увеличенным и украшенным. Этот храм Ирода требует однако же особенного внимания, так как он украшал Иерусалим во дни нашего Спасителя. Он учил на его дворах и предвозвестил его гибель, когда ученики указывали Ему на роскошь и драгоценности храма. Этот храм, который со своими дворами занимал площадь равную одной стадии или 500 кв. локтей, т. е. 250 м2 (Талмуд), т. е. почти то же пространство, что и теперешняя площадь Храма, был построен террасами, так что каждый из внутренних дворов был расположен выше внешнего, а самый храм возвышался на западной стороне и, обозреваемый из города и его окрестностей, представлял величественное зрелище. “Посмотри, какие камни и какие здания”, сказал Иисусу один из Его учеников. Внешний двор, который был доступен также для язычников и нечистых, был окружен высокой стеной с несколькими воротами; он был вымощен разноцветными плитами; с трех его сторон шла двойная колонна, а с четвертой, южной стороны — тройная колоннада под кедровой крышей, которая поддерживалась мраморными колоннами в 25 локтей вышиною. Эта южная колоннада, самая лучшая и большая, называлась царским портиком. Восточная была названа притвором Соломоновым, вероятно, как сохранившаяся с более древних времен. На этом внешнем дворе продавали волов, овец и голубей и сидели меновщики, предлагавшие деньги для размена. С внутренней стороны этот двор был отделен от внутренних дворов храма каменным парапетом в 3 локтя вышиною и террасой а 10 локтей шириною. На этом парапете в нескольких местах были помещены доски с греческими и латинскими надписями, которые воспрещали не евреям — под страхом смертной казни — проходить дальше. Такая доска из Иродова храма недавно найдена в Иерусалиме с греческой надписью следующего содержания; «Никакой иноплеменник не имеет доступа внутрь ограды и каменной стены вокруг храма. Кто будет застигнут в нарушении этого правила, пусть сам несет ответственность за смертную казнь, которая за это следует”. Даже сами римляне с уважением относились к этому запрещению. До какой степени евреи проявляли фанатизм по отношению к преступившим это запрещение, указывает случай с Павлом и Трофимом. Самое место храма внутри этой преграды было со всех сторон окружено стеною, которая с внешней стороны была40 локтей (20 метров) вышины, а с внутренней только 25 локтей (12,5 м) вследствие уклона горы, так что туда должно
Главные из ворот, которые вели во двор женщин, были восточные или Никаноровы ворота, покрытые коринфскою медью, которые назывались также Красными. (Некоторые полагают, что эти ворота были во внешней восточной стене). Со двора женщин попадали через несколько ворот на расположенный выше вокруг здания храма большой двор — 187 локтей длин, (с востока на запад) и 135 локтей ширины (с севера на юг). Часть этого двора была ограждена и называлась двором израильтян; внутренняя его часть называлась двором священников; здесь стоял большой жертвенник всесожжения 30 локтей длины и ширины, и 15 локтей высоты и умывальница, предназначенная для священников, а дальше, в западной части со входом с востока, находилось само здание храма. Величину и великолепие этих дворов с их пристройками, стенами, воротами и колоннадами, кроме Талмуда, блестяще описал Иосиф Флавий. О царском портике, который тянулся вдоль южного края храмовой горы с востока на запад, он говорит так: “Это было самое замечательное произведение искусства, которое когда-либо существовало под солнцем. Кто смотрел с его вершины вниз, у того кружилась голова от высоты постройки и глубины долины. Портик состоял из четырех рядов колонн, которые от одного края до другого стояли друг против друга.^все одинакового размера. Четвертый ряд до половины был вделан в окружавшую храм стену и состоял, следовательно, из полуколонн. Три человека требовалось для того, чтобы обхватить одну колонну; высота их была 9 метров. Число их было 162 и каждая из них оканчивалась коринфской капителью, удивительной работы. Между этими 4-мя рядами колонн было три прохода, из которых два крайние были одинаковой ширины, каждый по 10 метров, имея 1 стадию длины и более 16 метров вышины. Средний проход был наполовину шире боковых и в 2 раза выше их, высоко возвышаясь над боковыми сторонами”. Предполагают Соломонова притвора на востоке имеется в виду в Мат. 4:5, как «крыло храма”.
Внешняя стена, которая окружала все дворы и возвышалась высоко над уровнем земли, представляла особенно с западной и южной сторон замечательнейший вид глубоких долин у подножия горы. Раскопки последних лет показали, что южная стена храма, которая возвышается на 20-23 метров над теперешней поверхностью, тянется сквозь массы развалин до 30 метров в глубину под землей, — следовательно, эта стена возвышалась на 50 метров выше горы, на которой она была построена. Вполне понятно, каких огромных трудов стоило возведение таких стен и планировка храмовой горы, особенно когда подумаешь о том, как огромны те камни, из которых складывались эти стены. Если посмотреть на большие каменные плиты, например, в «стене плача” или на “арке Робинзона” и подумать о том, что здесь стена спускается глубоко под землю, пока не достигнет монолитной скалы, то не удивляешься изумлению, которое выражают Иосиф Флавий и ученики Христа.

Иерусалимский храм

Мечеть Омара на месте Иерусалимского храма

Уход за храмом и охрана его лежали на обязанности священников и левитов. Во главе стражи стояло пользовавшееся почетом лицо, называвшееся “начальником стражи” при храме. Иосиф Флавий сообщает, что ежедневно требовалось 200 человек для закрывания ворот храма; из них 20 человек только для тяжелых медных ворот на восточной стороне.
Для защиты и охраны дворов храма служила также крепость Антония (Деян. 21:34), расположенная в северо- восточном углу храма, как раз там, где соединялись северная и западная колоннады. По Иосифу Флавию, она была построена на скале в 50 локтей вышиною и облицована гладкими каменными плитами, которые делали затруднительным ее взятие и придавали ей великолепный вид. Она была окружена стеною в 3 локтя вышины и снабжена четырьмя башнями, из которых 3 были в 50 локтей вышины, и четвертая на юго-востоке — 70 локтей, так что оттуда было видно все местоположение храма.
Этому роскошному храму, в притворах которого благовествовали Иисус и апостолы, не надолго было дано сохранить свою славу. Мятежный дух народа наполнил его дворы насилием и кровью, так что Иерусалимский храм представлял подлинный вертеп разбойников. В 70 году после Р.Х. он был разрушен при взятии Иерусалима Титом. Тит хотел пощадить храм, но римские солдаты сожгли его до тла. Священные сосуды были вывезены в Рим, где изображения их еще и теперь можно видеть на триумфальной арке. На прежнем месте храма возвышается теперь мечеть Омара, приблизительно там, где находился царский портик. Мечеть Омара — роскошное восьмиугольное здание, около 56 м вышины и 8 сторон по 22,3 м в окружности с величественным куполом; она называется также Куббет-ас-Сахра (мечеть скалы), по находящемуся внутри ее обломку скалы, около 16,6 м длины и ширины, который, по преданию, был гумном Орны, местом жертвоприношения Мелхиседека, центром земли и т. д. Под основанием храма ниже поверхности земли можно еще и теперь ходить по огромным коридорам со сводами и колоннадами древних времен; но от самого храма не осталось и камня на камне.