Интересное о мире

Интересное о мире

Все самое интересное о мире

Клод Моне

Клод Моне

Клод Моне

Завершая столетие, Британская Королевская академия художеств организовала выставку произведений Клода Моне, созданных им в XX веке. Она носит название «Клод Моне и XX век». Если судить по картинам художника, хранящимся в собраниях русских музеев, то его творчество укладывается в рамки второй половины XIX века, периода расцвета импрессионизма, в га время как самый знаменитый живописец Франции вступил в XX век в возрасте шестидесяти лет и впереди у него было еще свыше четверти века творческой жизни.

Итак, в 1900 году Клод Моне наконец привел в порядок в дом в деревне Живерне, в 60 километрах от Парижа, купленный им 10 лет назад, и там поселился. Он перенес гуда ателье, расширил и углубил пруд. Деревья, посаженные сразу после покупки дома, теперь разрослись, и уже можно было видеть будущие аллеи и поляны. Одна часть сада была регулярной, выполненной во французской классической традиции, другая — английская — развивалась свободно. Моне сам рыл землю, пересаживал кусты, сажал водяные лилии, привезенные из разных уголков мира, обустраивая свой райский уголок на Сене.

Этрета, пляж и порт d’ "Аваль", 1883

Этрета, пляж и порт d’ «Аваль», 1883

Работы, созданные художником в Живерни, и составляют предмет выставки. Их восемьдесят, и они размещены в девяти выставочных залах Британской академии. Организация выставки стоила 2,8 миллиона долларов,- это одна из самых дорогостоящих выставок в Лондоне и самая дорогая из всех, устраивавшихся в академии. Однако ожидается, что доход от выставки составит 2,5 миллиона долларов. И все эти деньги поступят в казну музея от продажи входных билетов, каталога, репродукций, открыток, календарей, косынок, ручек, зонтиков с эмблемой выставки. Выставка «Моне и XX век» стала не только самой дорогостоящей, но и самой популярной. Еще до открытия экспозиции было продано сто тысяч билетов. Чем же она привлекла тех 650 тысяч посетителей, которые уже ее посмотрели?

Водяные лилии. 1914-1917

Водяные лилии. 1914-1917

Попадая в выставочные залы академии, зритель погружается в бесконечные просторы цвета, пробуждающие воспоминания о водных пространствах, украшенных кувшинками и лилиями, о многообразной игре отраженных в воде деревьев и облаков.
Художника всегда привлекал пейзаж,- колеблющиеся тени, движущийся воздух, переливчатость распускающихся листьев, когда непонятно, где тени, а где сами листья, — все это было его стихией. Ну а если к этому добавить водяные всплески, то мы увидим ускользающую вселенную — мир Моне.
Не считая нескольких полотен, созданных в юности, Моне не писал больших работ. Когда художнику было семьдесят три года, он предпринял главный проект своей жизни — серию огромных декоративных панно высотой в два метра. Эта серия, позже получившая название «Grandes Decorations», предназначалась художником для украшения анфилады комнат. Большинство из них — собственность Франции, так как после окончания первой мировой войны художник преподнес их в дар своей стране в память о победе. Панно были размещены в парижском музее Оранжери.

Гранд канал

Гранд канал

С 1900 года преобладающим сюжетом картин мастера становится сад в Живерни, а с 1909 года внимание художника все больше и больше сосредоточивается на воде. В серии «Grandes Decorations» пруде водяными лилиями и кувшинками становится главным мотивом. Всего в этой серии выполнено 24 полотна, и 21 из них представлено на этой выставке «Grandes Decorations» — самая изумительная серия работ, которую художник создал в старости. Это триумф творца над старостью и немощью. Это триумф духа над плотью. Они-то и стали главной приманкой для посетителей, потому что никогда до сих пор не удавалось собрать одновременно в одном выставочном зале всю эту серию.
Но помимо этих огромных полотен, художник написал много других картин, в основе сюжета которых — тоже вода Моне | теперь предпочитает работать сериями: серия «Водяные лилии», серия «Плачущие ивы и японский мостик», серия «Пруд с кувшинками».

Живерни - сад Клода Моне недалеко от Парижа.

Живерни — сад Клода Моне недалеко от Парижа.

С 1902 года Моне занимается усовершенствованием пруда в Живерни, расширяя посадки водяных лилий. Иногда он закреплял растений на поверхности пруда в определенных местах, давая себе время завершить полотно. Взгляд художника устремлен в воду, он видит и изображает лишь то, что растет в ней и в ней отражается. При этом поражает постижение художником того, как его полотна будут видеться на расстоянии. Вблизи они кажутся скоплением красок и напоминают абстрактную живопись. Но на отдалении все эти мазки занимают свое место и создают ансамбль из кувшинок, касающихся их веток плакучей ивы, затерявшихся между ними отражений бело-розовых облаков. Тени от веток колеблются, смешиваются с тенями от облаков, сквозь подвижный воздух просвечивают зеленые листья. Но водяные лилии — центр вселенной. От них подобно зыби от брошенного в воду камня расходятся краски, пересекаясь с отражением от солнечного всплеска, и все вместе снова поднимается к небу по периметру картины.
На одной из последних работ художника тоже изображен пруд с лилиями и деревья на фоне закатного отражения. Все во вселенной смешалось, и уже неясно, где сам предмет, а где его отражение. Эту работу Моне писал в 1926 году — за две недели до смерти.

Клод

На некоторых картинах мастера удивляют необычные для него цвета: густые, вязкие, беспокойные, с преобладанием интенсивных сине-зеленых и густо-красных. Это результат катаракты, которой в 1920 году были поражены оба глаза художника. Исчезли элегантность тональности и тонкость красочных переливов. В 1923 году, когда Клоду Моне был 81 год, ему сделали операцию. Она прошла удачно, и мастер снова возвращается к прежней цветовой гамме: розовым, голубым, сиреневым и палевым тонам.
Увлечение водой продолжается. Художник всегда любил ездить в «водяные города». Одним из них был Лондон. В первый раз он попал туда в 1871 году, когда бежал из Парижа от внезапно разразившейся франко-прусской войны. Он был покорен , лондонской атмосферой, туманом. «Туман делает Лондон красивым», — сказал он. Моне любил бывать в Лондоне зимой, когда, как говорил его друг художник Джеймс Уистлер, «вечный туман окутывает набережные поэзией, в неясном зыбком небе ) исчезают убогие строения, высокие печные трубы превращаются в кампанилы, а складские помещения становятся дворцами и весь город кажется подвешенным в небесах».
Живя в отеле «Савой», Моне много рисовал. По утрам со своего балкона он писал мост Ватерлоо, в полдень работал над 5 видом моста Черинг Кросс, к вечеру писал заход солнца за зданием Парламента. Но его раздражали быстрые смены погоды, и большинство своих лондонских пейзажей он считал незаконченными На выставке «тик работ тринадцать, и им отведен от дельный зал.

Клод Моне

Вторым городом, который любил посещать Моне, была Венеция. Осенью 1908 года он провел там два месяца и надеялся вскоре возвратиться, но этому помешала болезнь его жены Алис. После смерти Алис в 1912 году он вновь приехал в Венецию. Восемь работ венецианского цикла, представленных в отдельном зале, демонстрируют все ту же увлеченность водой, тайной города и его дворцов. Здесь, в Венеции, в отличие oт Лондона, дворцы настоящие, они прекрасные, и Моне не стремится окутать здания зыбким туманом, который бы скрыл их контуры и превратил воображаемые чертоги в настоящие. Венецианские дворцы изображены обласканными солнечным светом, они великолепны сами по себе, и для них не нужно создавать колеблющийся и неясный свет, чтобы усилить наваждение и обман. На всех картинах венецианской серии мы видим ослепительный день, позднее утро и никогда — ночь или вечер. Любопытно, что Моне не стремился изобразить здание полностью. Его интересовали главным образом нижние этажи и, конечно, их отражение в воде. Горизонт здесь исчезает за пределами рамки, все становится более абстрактным, и многие детали скорее угадываются, чем видятся. Венецианские картины очень красивы, но их красота сейчас, спустя восемьдесят лет, кажется лакированной, причесанной, сошедшей с почтовых открыток и не производит такого ошеломляющего впечатления откровения, как в сериях с водяными лилиями и кувшинками.

Бульвар Капуцинок в Париже

Бульвар Капуцинок в Париже

Клод Моне по своей многолетней привычке одновременно работал над несколькими холстами, которые, естественно, находились в разных стадиях законченности. После его смерти в ателье-мастерской осталось огромное количество работ,- одни носили следы многочисленных переделок, подправок, изменений в композиции, а другие были созданы как бы на едином дыхании. На выставке приводится очень важная информация о дальнейшей судьбе работ художника. Подобная информация чрезвычайно интересна для искусствоведов. Картин было так много, что многие из них впервые увидели свет в 1960-х годах, когда наследники Моне начали их распродавать. Еще сорок лет тому назад работы Моне не стоили тех баснословных денег, в которые они нынче оцениваются. В течение многих десятилетий Моне оставался художником для среднего коллекционера.

Терраса в Сент-Адресс - Клод Моне.

Терраса в Сент-Адресс — Клод Моне.

Клод Моне видел мир как сочетание дивных красок, которое он по своему желанию мог изменить, повторить и разрушить. И таким образом чувствовал себя Творцом, потому что создавал красоту. Если в ранних работах мастера еще видны линии, еще можно различить очертания предметов, растений и цветов, то в последних — в половодье красок уже не определить, где небо, а где вода: все слито в едином сияющем мире художника.
Работы Моне — это не просто живопись. В них заложена философия жизни и отношение к вечности. Моне напоминает нам, что не обязательно отваживаться на невероятные новшества, что изобразить красоту ежедневного бытия — уже подвиг. Достаточно с любовью написать темный омут, из которого тянутся к небу белые и розовые лилии, или японский мостик, идущий в никуда, или глицинию, заволакивающую окна загородного дома, — и это становится выражением благодарного отношения художника к чуду жизни.
И глядя на фотографию художника, где перед нами предстает крепкий человек с большой головой, густой бородой, руками труженика и проницательным взглядом, излучающим упорство и энергию, мы верим, что только такой и мог создать тот неотразимым волшебный мир.