Интересное о мире

Интересное о мире

Все самое интересное о мире

Кносский дворец

Кносский дворец 3

Кносский дворец
Остров Крит расположен в самой крайней точке огромной горной дуги, протянувшейся через Эгейское море к Малой Азии, — маленький темный камень на «винноцветной» ладони моря Легенды и мифы Древней Греции прославили этот остров сказаниями о богах и героях, прекрасных царевнах и о первом полете человека в небо. Но более всего известна легенда о Минотавре — получеловеке-полубыке, сраженном мечом афинского героя Гесея…
Остров есть Крит посреди винноцветного моря прекрасный, Тучный, отвсюду объятый водами, людьми изобильный; Там девяносто они городов населяют великих. Разные слышатся там языки: там находишь ахеян, С первоплеменной породой воинственных критян; кидоны Там обитают, дорийцы кудрявые, племя пеласгов. В городе Кноссе живуших. Минос управлял им то время, В девятилетие раз общаясь с великим Зевесом, — писал Гомер в своей знаменитой «Одиссее».

Легенды рассказывают, что критский царь Минос был столь жесток и высокомерен, что боги в наказание послали ему сына-чудовище. Это чудовище явилось плодом не менее чудовищного греха, совершенного женой Миноса — Пасифаей. Она отличалась неслыханным сластолюбием. Зная это, бог морей Посейдон подослал к Пасифае белоснежного быка, от которого она и родила Минотавра, человека с бычьей головой, питавшегося человечьим мясом.

бык на фресках в кноссе

бык на фресках в кноссе

Минотавр жил в огромном дворце — Лабиринте, построенном на Крите знаменитым зодчим Дедалом, с бесчисленными коридорами, столь хитроумно запутанными, что ни один смертный, раз попав во дворец, уже не мог выйти оттуда и погибал в пасти Минотавра. Каждые девять лет жители заморских земель, подвластные Миносу, присылали семь юношей и семь девушек в жертву Минотавру.
Отважный герой Тееей, сын афинского царя Эгея, убил Минотавра и, совершив этот подвиг, благополучно выбрался из лабиринта по клубку ниток, который дала ему влюбленная красавица Ариадна, дочь царя Ми- носа…
Бесчисленны художественные произведения, созданные на эти сюжеты и в античном мире, и в эпоху Ренессанса. Имена их героев по сей день остаются нарицательными. И возможно, этим легендам так и суждено было остаться легендами, если бы однажды на Крит не приехал сорокалетний хранитель Оксфордского музея Артур Джон Эванс. Тогда, в 1900 г., он не знал, что пройдут годы, и он станет всемирно известным ученым, почетным и действительным членом всевозможных академий и обществ, имя которого на протяжении многих лет не будет сходить со страниц газет и журналов. Именно ему, Артуру Эвансу, за исключительные заслуги перед наукой получившему от английского короля титул сэра, суждено было открыть одну из величайших цивилизаций древности, получившую название крито-минойской.

Кносский дворец 2

23 марта 1900 г. Эванс приступил к раскопкам. Он сам впоследствии говорил, что не надеялся на крупные открытия. Все. однако, обстояло иначе. Убедиться в этом Эвансу и его помощникам пришлось в ближайшие дни. Буквально через несколько часов в раскопе появились очертания древнего здания. Двумя неделями позже изумленный Эванс стоял перед остатками строений, покрывавших площадь в два с половиной гектара…
Шли годы, а работам все не было конца. Сорок лет в разных местах острова — на севере, на южном побережье, на востоке — копал Эванс, ибо поверил, и настолько, что заявил об этом публично, — что обнаруженное им здание — не что иное, как разватины легендарного Лабиринта.
Говорят, Эванса спросили, почему он, не колеблясь, заявил о том, что открыл Дворец Минотавра, хотя никаких достоверных фактов, подтверждающих правоту его слов, еще не было. Эванс ответил: «Я поверил в ариаднину нить истории — мифы». Ему возразили: «Но ведь они слишком красивы, чтобы показаться истиной?» Тогда Эванс сказал: «Любой самый красивый узор на ковре вышит обычной нитью, скрученной из овечьей шерсти. Так говорят на Крите. Я забыл про фантастические узоры и увидел нить, скрученную из фактов…»

Кносский дворец 4

Теперь, спустя семьдесят лет, мы снова можем повторить эти слова. Легенды не обманули Эванса. Он нашел не только огромный дворец, размеры которого могли вызвать к жизни сказания о Лабиринте, он нашел дворец. в котором жил Минотавр.
…Загадочному зданию, Кносский дворец, казалось, не будет конца. Все новые и новые стены вырастали из-под земли, образуя причудливые переходы, сложную систему комнат, залов, внутренних двориков, световых колодцев, кладовых, и нельзя было предугадать, что откроет следующий взмах лопаты. Проходили годы, уже были отрыты тысячи и тысячи квадратных метров дворца, а из-под земли поднимались руины все новых и новых построек.
Сейчас в любом труде, посвященном истории Крита, можно увидеть детальный план этого «Дворца Миноса», составленный в результате раскопок Эванса, его учеников и коллег. 16 тысяч кв. м составляла его площадь. В нем было множество залов, пристроек, кладовых, соединенных бесконечными лестницами, коридорами, переходами… Вокруг центрального двора — огромного прямоугольника размерами 60 x 30 м — стояли здания со стенами из полых кирпичей и плоскими крышами, которые поддерживались рядами колонн Парадный вход находился с юго-западной стороны. К нему вела широкая крытая каменная лестница. Покои, коридоры и залы были расположены в таком причудливом порядке, и предоставляли посетителю так много возможностей заблудиться и запутаться, что всякому, кто попадал во дворец, должна была поневоле прийти в голову мысль о лабиринте. Она должна была появиться даже у того, кто никогда в жизни не слыхал легенду о паре Миносе и о построенном Дедалом лабиринте — прообразе всех будущих лабиринтов.

Кносский дворец 5

На первый взгляд план Кносского двор па поражает архитектурным хаосом — столь бессистемно, казалось бы. лепятся друг к другу его бесчисленные комнаты, залы, переходы, дворики Но в основе этого создаваемого почти тринадцать столетий хаоса лежал единый замысел, которому следовали из поколения в поколение все критские зодчие. Это была сложнейшая, тонко продуманная архитектурно-художественная композиция, которая ставила себе целью передать в архитектуре понятие бесконечности времени.
Более тысячелетия строился Лабиринт — столько же, сколько существовала крито-минойская цивилизация. Мастерам всякий раз надо было увязывать друг с другом новые сооружения. соединять их с уже существующими. Коридоры и переходы кносского дворца изогнуты, перспективу их невозможно охватить взглядом с одного места — она открывается только в движении. Здесь нет привычных дворцовых анфилад — комнат и залов, нанизанных на единую ось. Помещения Лабиринта как бы заходят друг за друга, и взгляду каждый раз неожиданно открываются все новые и новые пространства. Да и сам дворец не представлял собой единого объема. В отличие от дворцов Вавилона и Ассирии, отгороженных стенами и стоящих так, чтобы человек мог единым взглядом охватить их, Лабиринт являлся непосредственным продолжением хитросплетения кривых улочек города, его нельзя было воспринять сразу целиком.

кносский дворец 6

Из-за палящего зноя во многих помещениях дворца не делали окон. Вместо этого была устроена хитроумная система световых колодцев — источников косвенного освещения, которые следует причислить к чудесам древности. С первыми лучами зари дворцовые покои заливал свет, но прохлада царила во всех помещениях дворца даже в самые знойные дни. Воздух в них проникал через специальные вентиляционные устройства, а разветвленная и хорошо организованная подземная водоотводная система выводила дождевые и бытовые стоки. Трубы, уложенные с определенным уклоном, входили одна в другую и скреплялись цементом. Система была так продуманно устроена, что едва ли не в любом месте ее можно было, в случае необходимости, легко и быстро отремонтировать.
О том, что в архитектуре Кносского дворца все подчинено стремлению сделать каждодневную жизнь как можно комфортнее, говорят и вращающиеся двойные двери, и великолепные помещения для омовений, водоотводные каналы, бесчисленные мастерские и кладовые… И всюду — белые стены, темные сверкающие колонны, суживающиеся книзу, и ничего громоздкого, давящего.

кносский дворец 7

…Когда рабочие раскопали небольшое помещение, в котором было устроено углубление в три метра длиной и два метра шириной, к которому вели вниз восемь ступеней, Эванс решил, что обнаружена ванная комната. Но рядом оказалось еще одно помещение, размерами примерно 4 x 6 м. С трех сторон в этой комнате у стен стояли каменные лавки, в четвертой стене — западной — была проделана дверь, а возле обращенной на север стены археологи увидели нечто совсем неожиданное: высокий алебастровый трон — фон древнего правителя Крита! Теперь можно было не сомневаться: они находились в самом центре дворца — в тронном зале царя Миноса.
Трон покоился на высеченных из камня стеблях каких-то растений, связанных в узел и образующих дугу’. Он был весьма удобным: сиденье точно следовало формам человеческого тела. Высокая спинка с изображениями морских волн накрепко приделана к стене. Стену тронного зала украшали изображения двух лежащих грифонов. Их лапы вытянуты вперед, головы гордо подняты. Три коричнево-черные блестящие колонны, сужающиеся книзу, отделяли тронный зал от помещения, в котором стояла ванна. В его отделке господствовал красный цвет.

Кносский дворец , лабиринт царя Миноса

Кносский дворец , лабиринт царя Миноса

Впоследствии Эванс восстановил Тронный зал. Ему пришлось перекрыть его и многие другие помещения крышей, чтобы предохранить от дождя драгоценные реликвии. В таком частично восстановленном виде и ныне предстает перед путешественниками Кносский дворец. Не дворец-крепость, а просто дворец — со всем великолепием, связанным с этим понятием. Вокруг него — высокие горы со сверкающими снегами на вершинах, цветущие равнины, зеленые оливковые рощи под синим небом. А за ними — теплое море, которое бороздят корабли критского царя… Жемчужиной, оправленной в синеву небес, должна была казаться столица Миноса приближающимся к острову морякам. Ее голубовато-белые стены и колонны, казалось, излучали блеск роскоши и богатства.
Главным украшением дворцовых покоев была живопись. Стены залов покрывали великолепные фрески, краски которых остались спустя тысячелетия столь ярки и свежи, что, казалось, были нанесены лишь вчера. «Даже наши рабочие чувствовали их волшебное очарование». — писал Эванс. В сравнении с искусством Египта и Месопотамии эта живопись раскрывает перед нами совершенно новый, волнующий мир.

Кносский дворец

В живописи Кносса господствовало буйное сверкание красок. Жилище критских царей призвано было служить не только обителью — оно должно было услаждать глаз. Здесь царили культ земной радости, освобождающий человека от страха перед роком и таинственными силами природы, обожествление красоты, в которой — оправдание, высший смысл жизни. Этим древний критянин предвосхитил древнего эллина.
Первыми среди народов, художественное творчество которых дошло до нас, критяне радостно залюбовались видимым миром — с восхищением, со страстным желанием запечатлеть земную красоту. Критская цивилизация не знала войн. Искусству Крита абсолютно чуждо прославление военных вождей и триумфаторов, здесь нет сцен кровавых битв и верениц пленников. Главная и единственная тема — мирная, цивилизованная жизнь. На фресках изображали юношей, собиравших на лугах крокусы и наполнявших ими вазы, и девушек среди лилий. У этих людей вполне европейское обличье. Мужчин, правда, было принято изображать с красновато- коричневой кожей, а женщин — с молочно- белой. Они танцуют в роскошных садах, пируют, держа в руках серебряные кубки и золотые чаши, оживленно беседуют, сидя в непринужденных позах на садовых скамейках. В их взорах и выражениях лиц — истинно французский шарм. «Парижанкой» назвал Артур Эванс одно из изображений молодой женщины, обнаруженное в Кносском дворце. Кажется невероятным, что эти люди жили несколько тысячелетий назад.

носс 3

Еще одна излюбленная тема критских художников — море. Пленительны изображения летающих рыб, дельфинов, рыб — мотивы, почерпнутые из мира морских глубин. Эти мотивы очень часты и в живописи, и в замечательной критской керамике, как, например, в знаменитой «Вазе с осьминогом». Каждодневное созерцание моря, море как источник главных земных благ — все, что связано с морской стихией, отражено в содержании и стиле критского искусства, будь то фреска или раскрашенный керамический сосуд.
Среди многочисленных фресок, скульптур, рельефов, изображающих то учтивые беседы изящных женщин с изнеженными мужчинами, то диких животных и птиц, то морскую флору и фауну, один образ встречается с удивительным постоянством — образ быка. Бык изображался на скульптурах и фресках, на сосудах, кольцах и в мелкой пластике, на изделиях из слоновой кости и глины, золота, серебра и бронзы. Сосуды для религиозных возлияний изготовлялись в виде бычьих голов, а алтари украшались бычьими рогами.
Бык, бык, всюду — бык. Бык в мифах. Бык в произведениях искусства. Бык на фресках Кносского дворца. Не является ли это доказательством того, что на Крите в какой-то период его истории был распространен древний культ быка-пахаря, ставшего прообразом Минотавра? Или, быть может, наоборот, от легенды о Минотавре, уводящей в совсем далекое прошлое, ведет след к этим изображениям быков?

кносс 2

Сэр Артур Эванс умер в 1941 г. в возрасте девяноста лет, заслужив признательность человечества замечательным открытием великой цивилизации, беспримерным по своему значению. Древнейшие следы этой цивилизации прослеживаются еще на рубеже IV—III тысячелетий до нашей эры. Критская держава стояла в одном ряду с такими колоссами Древнего мира, как Египетское, Хеттcкое и Вавилонское царства. Свой золотой век Крит переживал между 1600 и 1400 г. до нашей эры. Его богатство и мощь обеспечивались его безраздельным господством на море. Устойчивые и крепкие критские корабли бороздили Средиземное море из конца в конец.
Казалось бы, ничто в то время не могло даже поколебать могущество Крита. Но около 1400 г. до н.э. происходит катастрофа — загадочная, до сих пор до конца не объясненная. Конец Критского царства был неожиданен и мгновенен…
В 1939 г. греческий археолог Спиридон Маринатос высказал предположение о том что главной причиной упадка и гибели минойской цивилизации стала редкая, гигантская по масштабам природная катастрофа. Скорее всего, это был взрыв вулкана Санторин, расположенного в 100 км к северу от Крита. В результате пострадала значительная часть Эгейского архипелага. Мощная волна- цунами, вызванная взрывом вулкана, уничтожила критский флот. И тогда на ослабленную страну с материка двинулись полчища иноземных завоевателей — греков-ахейцев. Вероятнее всего, именно они нанесли последний удар критской культуре…

кносс 3

Дворцы и скульптуры, фрески и украшения, вся блестящая материальная культура, созданная крито-минойской цивилизацией, дважды сыграла огромную роль в формировании европейской и мировой культуры и искусства.
В первый раз — в период своего расцвета, когда она стала началом, основой многого из того, что и поныне дорого всем нам, передав свои знания и искусство пришедшей ей на смену древнегреческой, эллинской, цивилизации.
Второй раз — когда археологи извлекли на свет погребенные веками и, казалось, навсегда забытые следы этой культуры, когда «не помнящее родства» человечество было внезапно потрясено высоким совершенством заново открытой древней культуры и как будто стало припоминать свою кровную связь с ней, то называя «парижанками» пленительных критянских женщин, изображенных на стенах Кносский дворец, то сопоставляя все лабиринты мира с Лабиринтом Минотавра.
Был ли Крит легендарной Атлантидой? Что за загадочный народ населял остров, на каком языке он говорил? Каким богам поклонялся? Увы, все это покрыто тайной. Но независимо от этой тайны и от того, были или не были критяне в кровном родстве с греками, памятники критского искусства приносят нам из глубины веков неопровержимое свидетельство, что Крит был колыбелью древнегреческой, а значит, и всей европейской цивилизации. Во всяком случае,, мы не знаем другой колыбели, еще более ранней.

кносс 4

То, что было, превратилось в легенду. И осталось ей, потому что мудрые легенды, в которых жестокость бессильна перед любовью, рождающей мужество, навсегда остаются с людьми — ибо в них истина, рожденная Историей.