Интересное о мире

Интересное о мире

Все самое интересное о мире

Навои

г. Навои. Дворец культуры «Фархад». Благоустройство территории. 1972.

г. Навои. Дворец культуры «Фархад». Благоустройство территории. 1972.

Навои

Одна из ярких примет XX века — бурный рост городов. Наглядно свидетельствуют об этом цифры. Так, в 1926 году лишь 18 процентов (26 миллионов человек) населения нашей страны проживало в городах, сегодня горожан 166 миллионов. Ежегодно в СССР рождается 20 новых городов. Их развитие — результат научно-технического прогресса, роста промышленности, освоения природных богатств Севера, Сибири, Дальнего Востока. Люди стремятся жить в городе — он предоставляет широкий выбор работы, учебы, активно приобщает к современной культуре и искусству, дает много удобств и комфорта.

Правда, в последнее время взаимоотношения человека и города приобрели сложный, противоречивый характер. Мы и любим город, и зачастую ругаем его за скученность, сутолоку, разобщенность, однообразие застройки, загрязненность воздуха, отрыв от природы. Как устранить эти противоречия, как сделать каждый город удобным для жизни, труда и отдыха, а его облик неповторимым — над этими проблемами работают экономисты и строители, архитекторы и художники. Архитектура должна развиваться в соответствии с принципами социализма — все для блага человека, она должна служить людям, радовать людей. Это важная социальная задача, выдвинутая партией.
Учитывая ее актуальность, мы открываем новую рубрику «С архитектором по городу». На страницах журнала читатели совершат путешествие по городам — большим и малым, старым и молодым, широко известным и не очень знаменитым. Мы расскажем о принципах древнего и современного градостроения, о творчестве архитекторов, о гармоничном слиянии архитектуры и монументального искусства, синтезе искусств.
Наш первый маршрут в Навои, город, которому недавно исполнилось 20 лет. А сопровождать тебя, читатель, в этом путешествии будут архитектор Г. Г. ГОНЧАРОВ и скульптор Б. А. СВИНИН.
Архитектор. Начнем с истории. Навои начал строиться в 1958 году среди песков Кызылкума, в 100 километрах от древнейшего города Средней Азии — Бухары. Здесь развивалась мощная база химической промышленности Узбекистана, а значит, нужен был город. Проектирование его поручили группе молодых ленинградских архитекторов, к числу которых относился и я.
Перед нами стояла задача: строить качественно и быстро, ведь рабочим необходимо жилье. Но главная цель не только обеспечение жильем. Надо создавать современный город с учетом последних достижений градостроительной практики, он должен быть удобным, красивым, эстетически выразительным.
Прежде всего мы учитывали природные, климатические условия среднеазиатской пустыни — летом жара 45 градусов, отсутствие осадков в продолжение нескольких месяцев, песчаные бури.
В основу планировки была положена линейная застройка с четким разделением жилой зоны от промышленной. Город отодвинут от предприятий на пять километров. Хотя он строился в сжатые сроки, но мы сразу решили — никаких временных домов и окраин. Поэтому быстро создавался домостроительный комбинат, и был найден тип дома для застройки первых микрорайонов: галерейный — с лоджиями, сквозным проветриванием, удобными квартирами.

Б. Свинин. Скульптура-фонтан Узбекистана. Фрагменты. Бронза. 1973.

Б. Свинин. Скульптура-фонтан Узбекистана. Фрагменты. Бронза. 1973.

Однако город состоит не только из жилых построек. В нем обязательны административный, торговый, культурный центры, уникальные общественные здания, детские сады, школы, магазины. И прежде всего в нем нет жизни без зелени, без воды. Как только в Навои появилась вода — а достать ее из глубины земли при современной мощной технике не так трудно,— была создана мощная система обводнения и озеленения. Сейчас зеленая зона составляет 40 процентов всей территории, есть даже искусственное озеро площадью 100 гектаров. Все это не только создает благоприятный микроклимат, но играет определенную градообразующую роль. Вода используется и утилитарно и эстетически. Прежде чем она поступает на орошение города, ее пропускают через фонтаны и бассейны.
В одном из первых микрорайонов, где проживает 15 тысяч человек, мы ввели систему из 26 переходящих бассейнов, игровые площадки, навесы. Таким образом, вода, зелень были сразу же активно включены в жилую среду.
Индивидуальный художественный образ города зависит во многом от решения проблемы синтеза искусств. Речь идет не просто о механическом присоединении к современной архитектуре живописи или скульптуры, а об их органическом единстве, взаимосвязи художественных средств с градостроительными принципами. Поэтому с первых дней работы в нашей творческой группе состояли не только архитекторы, но и скульптор Борис Свинин, только что окончивший художественный институт.
Скульптор. Наряду с теми первостепенными задачами, о которых уже говорилось, встает еще одна немаловажная — создание такой предметной среды, обстановки, которая духовно возвышает людей, воспитывает их эстетический вкус. Эту задачу наряду с архитектором и призван решать скульптор. В своей работе он должен руководствоваться законами целесообразности и законами красоты.
Скульптурные произведения могут иметь несколько назначений. Создавать ритмические или градообразующие акценты в общей структуре города или района. Выявлять масштаб связей между архитектурной средой и человеком. Ярко и образно выражать своеобразие архитектурной композиции.
Насытить сразу все районы города элементами высокого благоустройства невозможно. Первоначально мы сконцентрировали внимание на создании центра вокруг Дворца культуры «Фархад».
Это одна из главных площадей города и по своему назначению, и по размерам. Если ее только залить асфальтом или бетоном, то пересекать такое пространство в жару — истинная пытка.
Учитывая климатические условия, площадь была разрезана на большие водоемы, острова отдыха, и возникла идея установить здесь скульптуры- фонтаны.
Помимо художественных целей, нами преследовалась цель чисто психологическая — снять ощущение безводия у людей, живущих в пустыне. От чего человек больше всего страдает в жаркой пустыне? От нехватки воды. Мы стремились к тому, чтобы она стала привычной для жителей Навои в такой же мере, как привычна для ленинградцев или киевлян.
Так возникло решение разместить на площади два скульптурных фонтана «Фархад» и «Реки Узбекистана». Фархад — имя героя поэмы Алишера Навои, который своим мужеством и настойчивостью добыл воду и освободил от непосильного труда тысячи людей. В его образе заложена возвышенная идея, в какой-то мере созвучная современности, символизирующая трудовой подвиг ради счастья людей, новую жизнь на прежде пустынной земле.
В ином эмоциональном ключе решена скульптурная композиция «Реки Узбекистана» на другой стороне площади. Над спокойной гладью водоема три женские фигуры держат кувшины, из которых выливается вода. Это аллегорическое изображение рек: Амударьи, Сырдарьи и Зеравшана, дающих земле плодородие и богатство. Пластика фигур, кувшинов навеяна древней архитектурой Средней Азии. Мы стремились придать скульптуре национальный характер, не впадая в этнографическую подлинность. Например, художественная трактовка композиций «Ритоны», «Драконы» в парке Дворца культуры основана на образах народной самаркандской игрушки.
Одно из главных свойств такого рода скульптуры — особая приближенность к человеку. Мы видим эти произведения искусства несколько раз в день, и они должны быть ненавязчивы по своему художественному решению, должны гармонировать с настроением людей. В таком назначении — стать своеобразной мебелью в городе — их отличие, скажем, от мемориального ансамбля, который требует от зрителя большого духовного напряжения, создает особую торжественность.
Наша скульптура предназначена не только для созерцания. Она должна активно взаимодействовать со зрителем, рассчитана на его эмоциональный отклик. Она более доступна. И это ясно видно в решении скульптурных композиций города. Нет высоких пьедесталов, к ним можно свободно подойти, потрогать, есть такие вещи, по которым даже можно лазить. Например, чугунные «Драконы», установленные в плескательном бассейне, рассчитаны на то, что дети на них залезают, играют, затыкают отверстия, из которых льется вода. Скульптура не мешает им вести естественный образ жизни, наоборот, она побуждает ребят к игре.
Из этих же принципов исходили мы в оформлении торгового центра.

Б. Свинин — скульптор, Г. Гончаров — архитектор. Скульптура-фонтан «Драконы». Чугун. 1973.

Б. Свинин — скульптор, Г. Гончаров — архитектор. Скульптура-фонтан «Драконы». Чугун. 1973.

Раньше в старых узбекских городах центром торговли являлась базарная площадь, куда стекался весь люд. Здесь вы могли увидеть богатство товаров, разнообразие одежд, народных костюмов, получить свежие новости, побеседовать со знакомыми. В новых городах появились другие культурные, зрелищные и торговые центры. Но мы считали, что оригинальный колорит прошлого должен присутствовать и в новом центре. Тогда возник замысел многофигурной пространственной композиции «Ходжа Насреддинж Это своеобразная сценка из народной жизни: Ходжа Насреддин въезжает на осле в город, сзади тянется арба с людьми. Вся композиция несет настроение народного гулянья, озорства, юмора.
Присутствие людей только украсит такую скульптуру. Она рассчитана на то, что к ней подойдут, могут сесть, потрогать, и это только придаст ей еще более живой характер.
Правда, существует мнение, что в таком случае скульптуру могут повредить, разрисовать и т. д. Но с нашими работами такого не случалось. В человеческой психологии, особенно ребячьей, заложено стремление все потрогать своими руками, осязать новый предмет. И в этом нет ничего опасного для искусства. Вспоминаю то невыразимое ощущение, которое сам испытал в детстве у эрмитажных атлантов. К ним тоже можно подойти, потрогать их мраморные ступни. Это прикосновение навсегда запоминалось как приобщение к какой-то вечной тайне и оставалось навсегда как память родного города.
Для девчонок и мальчишек Навои наши произведения должны стать волнующими образами родного города.
Архитектор. Можно сказать, что город стал для многих тысяч людей своим, обжитым домом. Сегодня в нем проживает свыше 100 тысяч человек, преимущественно молодежи, средний возраст жителей 23 года. Десять лет назад мало кто собирался оставаться здесь навсегда, сейчас редко уезжают. И это первый показатель результативности нашего труда. Секрет успеха прост — создаются все удобства для жилья, труда и отдыха.
Строятся новые серии домов с пятикомнатными квартирами двух уровней. Ведь в городе проживают представители 26 национальностей, много семей многодетных, поэтому большие квартиры остронеобходимы. Построены прекрасный торговый центр, плавательные бассейны, скоро начнется строительство ледового Дворца спорта.
Скульптор. Сделано уже немало, но у нас большие планы на будущее. Жители привыкли к тому, что в городе появляются не только новые дома, но и скульптуры. И мы хотим оправдать их ожидания. Ищем решения новые, неожиданные. Сейчас работаем над оформлением центральной магистрали города — улицы Ленина. Это протяженный участок, и мы настойчиво хотели уйти от монотонности. Как всегда, решение было подсказано самой жизнью.

Б. Свинин — скульптор, Г. Гончаров — архитектор. Скульптура-фонтан «Фархад». Бронза. 1972.

Б. Свинин — скульптор, Г. Гончаров — архитектор. Скульптура-фонтан «Фархад». Бронза. 1972.

Уклад среднеазиатского города таков, что наибольшее оживление наступает вечером, после спада дневной жары. В это время все стремятся выйти из дома, поговорить с соседом или просто погулять по улице. Но в восемь часов вечера уже совершенно темно. Освещение необходимо.
Поэтому мы и решили установить на центральной улице необычные светильники. Десять скульптурных фигур со светящимися огромными шарами диаметром два метра встанут вдоль бульвара, выявляя его ритмический строй. Они напоминают цветущее дерево и олицетворяют идею гармонического слияния человека и природы. Такие светильники не только дадут свет, но и привнесут оттенок сказочности, театральности всей улицы. В этом районе отдыха мы хотим ввести постоянные радиопередачи — вечерний музыкальный час.
Другой зоной отдыха станет парк поэзии, где проектируются городок развлечений, аттракционы для детей, павильоны отдыха, читальня, рестораны и кафе. Здесь же на искусственном озере будут проводиться праздники на воде. Совсем недавно сочетание таких понятий, как пустыня и праздник на воде, казалось несбыточной мечтой, сегодня оно воспринимается как должное.
Доминирующим мотивом в оформлении парка станет поэзия — скульптурные образы поэтов Алишера Навои, Омара Хайяма. В различных микрозонах парка будут проходить литературные чтения.
Многое, о чем мы говорим, может показаться идеальным, и жизнь внесет в наши планы коррективы. Нам часто задавали вопрос, стоит ли в обычном рабочем городе создавать столь насыщенную духовную среду, может быть, искать решения попроще. Но в нашей стране жители новых городов и древних столиц имеют равные права на духовное обогащение.
Архитектор. Никогда в прошлом человечество не вкладывало столько мощных сил и гигантских средств в строительство городов, создание искусственной жизненной среды. И роль архитектора, художника ныне значительно возросла.
В прошлом веке, например, богатый заказчик говорил архитектору: «Построй мне дом лучше, чем у соседа». Сегодня архитектор получает социальный заказ от государства на целый район или даже город. Конечно, в условиях индустриального типового строительства мы пока многое теряем в индивидуальном, художественном облике города. Однако в последние годы появился интересный опыт содружества архитекторов, художников-монументалистов. В проектных организациях начинают формироваться группы архитекторов и скульпторов.
Но еще не изжита порочная практика, когда о синтезе искусств думают тогда, когда город уже построен. Зовут скульптора и говорят: вот местечко, где должна стоять скульптура.

В. Свинин — скульптор, Г. Гончаров — архитектор. Скульптурная композиция «Праздник Узбекистана». Ходжа Насреддин.

В. Свинин — скульптор, Г. Гончаров — архитектор. Скульптурная композиция «Праздник Узбекистана». Ходжа Насреддин.

Успех нашего содружества архитекторов и скульптора в значительной мере обусловлен тем, что Свинин пришел в группу, когда планшет был еще белый. Наш скульптор вошел в курс всех вопросов: условий строительства, финансирования, материальной базы. С другой стороны, архитекторы учитывали его нужды. Например, зная, что скульптура «Фархад» будет стоять у Дворца культуры, мы несколько изменили планировку фасада, ввели облицовку армянским туфом для создания плоскости, на которой лучше читается монумент.
Скульптор. Уже 15 лет я работаю с архитекторами и могу с полным основанием сказать, что такое содружество полезно. Оно развивает особый род мышления — пространственное, градостроительное.
Характер пластики современной архитектуры в целом жестковат. И это дает скульптору широкие возможности восполнить данный пробел, придать ей недостающую пластичность.
В последнее время мы все более и более осознаем, что художественным вопросам градостроительства необходимо такое же пристальное внимание, какое уделяется вопросам техники и экономики. Архитекторы и художники сегодня настойчиво решают проблему синтеза искусства в современном городе — проблему новаторскую и по новой сути, и по масштабам.
Нам приходится встречаться с коллегами и капиталистических стран. И они всегда поражаются размаху работ, которые мы ведем. Только в условиях социализма, когда развитие архитектуры, монументального искусства стимулируется государством, возможно решение художественных задач не одного района или площади, а целого города. И это обязывает нас вести поиск нового со всей творческой отдачей.