Интересное о мире

Интересное о мире

Все самое интересное о мире

Нан Мадол

Нан Мадол 2

Нан Мадол
Острова Тихого океана богаты загадками, но расположенный в Каролинском архипелаге (Микронезия) остров Понапе — случай особый. Собственно, тайна связана не с самим Понапе, а с Нан Мадолом — загадочным городом-островом, городом-архипелагом, построенным из тяжеленных базальтовых блоков. Эти блоки настолько тяжелы и настолько искусно уложены, что у сторонних людей — а в их число входили мореплаватели, колонизаторы, миссионеры и обычные туристы — всегда возникал один и тот же вопрос: по силам ли человеку такое диво? Неужели островки рукотворные? Неужели их возвели «дикие» островитяне? Споры вокруг загадки Нан Мадола не прекращаются вот уже полтора века…

Понапе — обычный для этих мест вулканический остров в 14—15 километров в диаметре, окруженный кольцом барьерного рифа. Вначале он долго и упорно «сопротивлялся» всем попыткам открыть его. Считается, что весть о Понапе впервые привез в Старый Свет испанский мореплаватель Альваро де Сааведра: он обнаружил остров 19 октября 1529 г. Вторично открыл Понапе еще один испанский капитан — Педро Фернандес де Куирос, чей корабль оказался в водах Каролинского архипелага в 1595 г. Однако капитан не сошел на берег — то ли что-то помешало ему, то ли не ожидал найти ничего интересного на затерянном в океанских просторах клочке земли. Так и оставался Понапе более двух столетий «белым пятном» на карте. Лишь в январе 1828 г. капитан русского шлюпа «Сенявин» Ф.П. Литке во время кругосветного плавания нанес на карту очертания Понапе и дал первые точные сведения о природе острова и о его жителях.

Нан Мадол 3

А еще спустя восемь лет разразилась сенсация…
В 1836 г. в Бостоне некий ирландец Джеймс О’Коннэлл выпустил книгу «Одиннадцать лет в Новой Голландии и на Каролинских островах», в которой описывал удивительные свои приключения. В конце 1820 г. О’Коннэлл нанялся матросом на китобойный барк «Джон Буль». Близ Каролинских островов «Джон Буль» потерпел крушение, и О’Коннэлл с пятью своими товарищами оказался на Понапе…
«Самым удивительным приключением, — рассказывает О’Коннэлл, — происшедшим с нами во время этого путешествия, приключением столь невероятным, что поверить в него труднее, чем во все остальное, мною рассказанное, стало открытие… гигантских развалин, архитектура коих резко отличалась от нынешних построек островитян, а размеры были ошеломляющими. На восточной оконечности группы островов лежит большой плоский остров, который во время сильного прилива кажется разделенным водой на тридцать или сорок маленьких островков. Он отличается своей почти ровной поверхностью. Ни один камень не был занесен на этот остров игрой природы. В отдаленных уголках его растут, зреют и разлагаются несобранными фрукты, ибо туземцы ни за что не соглашаются ни собирать эти плоды, ни даже прикасаться к ним…

Нан Мадол 4

С небольшого расстояния руины представлялись неким фантастическим творением природы, однако, приблизившись к ним, Джордж и я с удивлением поняли, что они воздвигнуты рукой человека…
Местами стены были сильно разрушены, но кое-где хорошо сохранились. На вершинах их простирали свои ветви кокосовые пальмы и реже хлебные деревья, создававшие густую и освежающую тень. Это было царство глубочайшею покоя — ничего живого, кроме нескольких птиц, мы не заметили…
Стены замыкались кругами, но когда мы перебрались через них, то внутри не нашли ничего, кроме деревьев и кустарников; ни одного следа ноги человека, ни единого признака того, что человек когда-либо посещал это место. Мы обследовали кладку стен и обнаружили, что они состоят из камней различных размеров, от двух до десяти футов длиной и от одного до восьми футов толщиной.
Книга О’ Коннэлла наделала много шума. Но настоящий интерес к загадке Нан Мадола возник лишь спустя семьдесят лет, когда на острове впервые побывала исследовательская экспедиция во главе с Паулем Гамбурхом. Туземцы рассказали Гамбурху древнее предание о том, как была сооружена «Тихоокеанская Венеция».

Нан Мадол 6

В незапамятные времена, гласит местная легенда, два брата — Олсифа и Олсофа — каким-то образом захватили власть над всеми пятью племенами острова. Желая упрочить единство островитян, они задумали воздвигнуть гигантский культовый центр, посвященный духам — добрым и злым. А поскольку понапейиы были народом мореплавателей, то святилище решено было построить как можно ближе к морю. Поэтому-то и поныне в часы прилива на «улицах» Нан-Мадола бурлят океанские волны.
Пауль Гамбурх обнаружил и другую легенду, согласно которой приблизительно в 1400 г. вождь одного из понапейских племен стал королем всего острова и приступил к сооружению Нан-Мадола, который стал религиозным центром острова. Еще в 1800 г. в Нан-Мадоле устраивались ритуальные обряды в честь Священного Угря.
Одна за другой на Понапе приезжали научные экспедиции. Ученые по крупицам восстанавливали понапейскую историю. Сегодня о Понапе вообще и о Нан Мадоле в частности известно многое. Какая же картина складывается из научныхданных и описаний путешественников?
…Для Нан Мадола трудно подобрать точное определение. Это и город на воде, и святилище, и искусственный архипелаг. Он состоит из девяноста двух рукотворных островков, воздвигнутых на коралловом рифе и занимающих площадь около 130 гектаров. Протяженность отдельных островков доходит до ста метров, а сложены они из громадных призматических базальтовых балок весом от одной до нескольких тони. Точнее, так: из балок сложены «стены» островков, а внутри пространство заполнено коралловым щебнем. Для прочности стены некоторых островков сделаны двойными, да еще с поперечинами, крестовинами, укрепленными углами. Высота стен в среднем составляет 9 м, но местами достигает 18 м, а толщина доходит до 3,5 м. Угловой камень на одном из островков весит более пятидесяти тонн.

Нан Мадол 9

Толщина слоя коралловой щебенки — от одного до двух метров. Таким образом, внутреннее пространство островков было всегда сухим, даже во время высокой воды. Здесь можно было строить дома — деревянные и из пальмовых листьев, различные культовые сооружения. На фундаменты под отдельные,
особо важные сооружения, равно как на их стены и кровли, тоже шли базальтовые балки. Самый большой остров Нан Мадола — Нан Даувас — отличается особо мощными стенами, они вздымаются над коралловой засыпкой на пять-шесть, а местами и на семье половиной метров, образуя неприступную крепость.
Почему Нан Мадол был построен на воде, а не на самом острове Понапе? Дело в том, что это был не просто город, не просто место жительства, а резиденция элиты понапейского общества и площадка для ритуальных церемоний. Здесь же хоронили знать, и души умерших, поселявшиеся среди базальтовых стен навсегда, как раз и обуславливали табу на посещение определенных мест Нан Мадола: осквернители святынь непременно обрекали себя на болезни, несчастья и даже смерть.

Нан Мадол

Первая аналогия, которая приходит в голову при виде Нан Мадола,— это Венеция. Действительно, базальтовый город часто называют «Тихоокеанской Венецией». Его островки можно сравнить с домами, узкие пространства воды между ними — с каналами. Все, что было необходимо Нан Мадолу, доставлялось сюда по воде. Когда-то по каналам между базальтовыми стенами оживленно сновали лодки и каноэ с выносными уключинами. Все их детали были скреплены лыком: жители каменного города вполне обходились без железа. Они были знатоками ремесел — гончарного, ювелирного,— но пользовались инструментами исключительно из камня и раковин.
Островной город делился на две примерно равные части. Административным сектором служил Мадол Па — «нижний город», располагавшийся в западной половине Нан Мадола. Доступ сюда для простого люда был относительно свободный. А вот в Мадол Поув — «верхний город» — лучше было не появляться без надобности: здесь обитали жрецы.
Все островки Нан Мадола имеют свои особенности, отличаясь друг от друга размерами, архитектурой стен, внутренним устройством; каждый островок носит свое имя: До- ронг, Дапаху, Кондерек…
Чрезвычайно любопытен остров Доронг. Его базальтовые стены окружают небольшую естественную лагуну, где в былые времена жители Нан Мадола разводили моллюсков. Специально назначенные люди в строго определенное время и в строго определенном порядке собирали урожай с этой «устричной
фермы» и — в соответствии с ритуалом — подавали его на стол вождям. Интересно, что в толще коралловой засыпки под Доронгом проложено одиннадцать туннелей, стены которых облицованы тщательно вырезанными коралловыми «кирпичами». Входы в туннели можно увидеть с внешней стороны острова. Назначение их было раскрыто совсем недавно, хотя отгадка лежала на поверхности: по этим туннелям на «устричную ферму» поступала свежая морская вода, необходимая для полноценного развития моллюсков.
На Доронге же до сих пор можно видеть огромный двухтонный камень, на котором растирали каву — измельченный корень этого растения служил основой для приготовления напитка «сакау», непременного атрибита всех ритуальных церемоний. Самым торжественным праздником был Апвоналап — это слово можно условно перевести как «великая церемония освящения лодок». Готовясь к празднику, все кланы и общины строили каноэ, соревнуясь в отделке лодок и совершенстве их мореходных качеств, а в день начала Апвоналапа вождь торжественно спускал новые каноэ на воду и распределял их среди своих подданных. Праздник длился, как правило, семнадцать дней. На него сходились вожди, жрецы, прибывати высокопоставленные лица из соседних племен. Верховный вождь раздавал еду, все пили сакау, пели, танцевали и трубили в раковины.

Нан Мадол 7

На остров-крепость Нан Даувас возлага- лось много важных социальных функций. Здесь находила убежище знать во время нашествий чужеземцев, сюда удалялись вожди и жрецы для уединенных размышлений. Между внешней и внутренней стенами Нан Дауваса есть большой склеп, перекрытый сверху восемью узкими базальтовыми балками, каждая весом в тонну. Рядом — три склепа поменьше. Один из них — в сущности, просто глубокая нора — служил тюрьмой. Как гласит предание, это было «место, где держали людей, которые нарушили закон или потерпели поражение в битве».
Важную роль играл островок Идехд, расположенный в «верхнем городе». Здесь, окруженный двухметровой базальтовой стеной, находится неглубокий бассейн, вымощенный камнем, в котором жрецы держали Священного Угря. Раз в год на Идехде проходила торжественная церемония: верховный жрец искупал грехи своего народа. Для этого специальным образом готовилось блюдо из черепахи, а внутренности ее скармливались Священному Угрю. За столетия скопилась трехметровая куча черепашьих останков. С помощью радиоуглеродного метода датировки удалось установить, что нижний слой кучи образовался примерно в 1260 г., а средние слои приходятся на период 1300— 1380 гг. Вывод из этого следующий: строительство Нан Мадола велось в XIII—XIV вв.
Но как доставлялись камни к Нан Ма- долу и как возводились стены?
На Понапе множество каменоломен, самые обширные — на горе Сокеэс. Базальтовые балки волоком оттаскивали к ближайшей реке, на плотах сплавляли к морю, а дальше — тоже водным путем и тоже на плотах — доставляли в Нан Мадол. Причем при транспортировке в лагуне балки подвешивали к плотам снизу, и они путешествовали под водой.
Нан Мадол таит еще много загадок, но все они имеют частный характер. Например: почему самый тяжелый мегалит — угловой камень острова Нан-даувас — был доставлен (судя по микроэлементному составу) из самой удаленной от Нан Мадола каменоломни? Нет сомнения в том, что ответы на эти и другие вопросы еще будут найдены…
Каждый вечер лучи заходящего солнца окрашивают в пурпур густую зелень на вершине горы Монте-Санто, а на южной оконечности острова могучий океанский прилив врывается в каналы «Тихоокеанской Венеции». Волны разбиваются об источенные временем, водой и ветром огромные базальтовые плиты, брызги иены оседают на стенах заброшенного города, названного когда-то «обиталищем терпеливой тайны».