Интересное о мире

Интересное о мире

Все самое интересное о мире

Национальный парк Доньяна

Национальный парк Доньяна

На ветвях древнего коркового дуба в центре Доньяны гнездятся колпицы, аисты и птицы многих других видов. Одних только колпиц, высиживающих яйца, здесь 200 пар. Обычно ибисы с этой целью выбирают заросли камыша.

Национальный парк Доньяна

Коста де ла Лус — так называется побережье Андалусии между устьевой воронкой Гвадалквивира на востоке и Рио Тинто (Красной рекой) на западе. В сравнении с другими прибрежными ландшафтами Иберийского полуострова этот «берег света» на протяжении всех 70 км кажется почти нетронутым. Только в туристическом центре Маталасканяс высятся бетонные коробки гостиниц над зелеными сосновыми лесами, окаймляющими берег — то отвесный, то ровный.

Но зато прямо за ними начинается один из крупнейших и интереснейших национальных парков Европы. В течение многих столетий он принадлежал к любимым и строго охраняемым охотничьим угодьям испанских королей, а к тому же оставался диким и удаленным от всего мира участком, где могли в былые времена скрыться любители уединения, как, например, графиня донья Анна из дома Медина Сидония: около 500 лет назад она выстроила среди леса маленький дворец и назвала своим именем ландшафт в устье Гвадалквивира.
История этого устья весьма богата событиями. Во III—II тысячелетиях до н. э. «Большая река» Андалусии разделилась на два рукава, огибающие песчаный остров с Библейским городом Фарсисом. В римскую эпоху здесь было большое озеро; с течением столетий Гвадалквивир, занося озеро песком и илом, превратил в его ландшафт «марши» низменные полосы равнинного побережья, сопровождающие многие километры речного потока по правой стороне, в обычные годы их заливает вода. А во впадинах (Lucios) глубиной в несколько дециметров, образовавшихся из-за оседания рыхлых седиментов, вода стоит до самой весны. Зато небольшие возвышения (Vetas) даже при наводнениях виднеются из воды, подобно островам. В западном и южном направлениях растянулась влажная область, переходящая в сухую, где никогда не бывает наводнений. Она состоцт в основном из мелковолнистого покрова аллювиального песка: ветер разнес его по речным отложениям, причем ближе к берегу песчаные холмы становятся выше и образуют подвижные дюны высотой до 40 м. Дюны довольно быстро продвигаются в глубь материка и засыпают сосны; через несколько десятилетий те открываются снова, но выглядят уже как скелеты деревьев.
Свежие ветры Атлантики несут с собой песок и делают июль и август — жаркие летние месяцы, когда дождя почти не бывает — более сносными. Ни в какой другой области Испании не бывает в среднем за год столько солнечных часов, как на Коста де ла Лус; так, в портовом городе Сан-Фернандо их на 3 200 больше, чем в Кадише. Даже зимой, то есть в дождливый сезон, ветер прорывает пелену облаков и одаривает Доньяну солнечным светом. Вечнозеленые жестколистные и хвойные леса прекрасно приспособились к смене жаркого, сухого лета и прохладной, дождливой зимы. Поэтому значительная часть национального парка покрыта пиниевыми лесами или зарослями кустарника. Помимо пинии, чья раскидистая крона напоминает о деревьях африканских саванн, здесь встречаются вереск, финикийский можжевельник, карликовая пальма, земляничное дерево, пробковый дуб, ясень, различные благоухающие кустарники. Значительно беднее видами растительность дюн и зоны маршей. Всего здесь насчитывается около 750 видов, в том числе 45 неизвестных доселе в Европе.
Животный мир, как и флора, представляет собой пестрое смешение средиземноморских (преимущественно) и африканских видов, а также и тех, что обитают по эту сторону Альп: например, красный олень, лань, лиса, выдра или дикая кошка. А вот ареал распространения элегантных мелкопятнистых генетт простирается от Юго-Восточной Европы через Гибралтарский пролив до крайнего юга «черного континента». И,наоборот, одна из их родственниц — мангуста — в Европе обосновалась именно на Иберийском полуострове. У виверровых (семейство отряда хищных), прославившихся уничтожением змей, в национальном парке Доньяна забот хватает. Тем не менее, здесь встречаются около 20 видов пресмыкающихся, в том числе целый ряд ядовитых змей, например маленькая гадюка или темпераментный Malpolon monspessulanus. Они преследуют грызунов и птиц, но на них самих тоже нападают хищники, представленные здесь почти 30 видами. Большую ценность являет собой испанский беркут, в конце 1960-х гг. почти уничтоженный охотниками и собирателями яиц; с тех пор он находится под строжайшей охраной и (как можно догадаться по гигантским гнездам в кронах древних пробковых дубов) снова представлен в Доньяне 15 парами. Столь же редко встречается здесь леопард, второй символический зверь парка. Поголовье длинноногих хищников из семейства кошачьих в парке оценивается в 40 экземпляров. Они охотятся в первую очередь за многочисленными кроликами, обитающими на той же территории, но не упускают и птиц.
Птицы из семейства куриных, напоминающие куропаток, относятся к 365 видам, откладывающим яйца, отдыхающим и зимующим в Доньяне. Из-за своего расположения на траектории птичьих перелетов из Европы в Восточную Африку и многообразия природных жизненных сред устье Гвадалквивира — настоящий рай для птиц. Здесь откладывают яйца редкие птицы. Весной и осенью обращают на себя внимание громадные стаи перелетных птиц: например, около 200 000 чирков-свистунков или до 70 000 серых гусей, а к тому же почти 20 000 фламинго, многие десятки тысяч веретенников и шилоклювок, целые полчища певчих птиц. Вездесущими кажутся чепуры: они шагают вслед за полуодичавшим рогатым скотом по полянам и ловят роящихся в воздухе насекомых; из-за яркости окраски бросаются в глаза золотистые щурки и синие сороки.
На большей части парка звери предоставлены сами себе. Если не считать примерно двух десятков семей (в основном это родственники сотрудников парка), на территории Доньяны люди не живут, а центральная ее часть, как правило, закрыта для посещения. Лишь один раз в год, на Троицу, дикие места наполняют толпы людей. Верующие из всех районов Андалусии въезжают в парк на ярко раскрашенных повозках с бычьей упряжкой, в сопровождении гордых всадников и бесчисленного множества пеших, и движутся по проложенным здесь (и строго определенным) дорожкам в направлении места паломничества Эль Росио. Впоследствии целые отряды рабочих неделями занимаются тем, что очищают местность от пустых винных бутылок, полиэтиленовых пакетов и другого мусора. То, что оставляют после себя паломники, — отвратительно, но все же в сравнении с другими опасностями, угрожающими Доньяне, это небольшая проблема. Туризм и сельское хозяйство держат национальный парк, так сказать, под прицелом: каждые два года возникает план расширить туристический центр Маталасканяс на юге за счет заповедной территории. С севера на природный рай наступают фруктовые и клубничные плантации. Даже если удастся защитить его границы, то все равно парк будет лишаться все большего количества воды, а остатки ее будут заражены агрохимикалиями. И если когда-нибудь снова, как это было в первой половине 1990-х, зимой вовсе не выпадут дожди, экологической катастрофы избежать не удастся.

Национальный парк Доньяна

Свежий юго-западный ветер с Атлантики поддерживает песчаные горы в постоянном движении: подвижные дюны перемещаются за год на 2-6 м в глубь материка и засыпают расположенные рядом сосновые леса.

Местоположение: В 60 км к юго-западу от Севильи между правым берегом Гвадалквивира и песчаными пляжами Коста де ла Лус.
Природные условия: Умеренно теплая субтропическая зона средиземноморского климата (влажная зима и сухое лето); субтропическая жестколистная и хвойная растительность.
Высота над уровнем моря: 0—40 м.
Площадь: 773 кв. км.
Сообщение: Посещение центральной части только по специальному разрешению и в сопровождении экскурсовода; два информационных центра, а также музей Паласио де Асеброн; видовые площадки и туристические тропы; экскурсии на лендровере.