Интересное о мире

Интересное о мире

Все самое интересное о мире

Русское серебро

Драгоценные переплёты книг и оклады икон, разнообразные церковные сосуды и утварь говорят о высочайшем уровне древнерусского ювелирного искусства. Икона «Богоматерь Млекопитательница». Москва. XIV в. ГИМ.

Драгоценные переплёты книг и оклады икон, разнообразные церковные сосуды и утварь говорят о высочайшем уровне древнерусского ювелирного искусства. Икона «Богоматерь Млекопитательница». Москва. XIV в. ГИМ.

СЕМЬ СТОЛЕТИИ РУССКОГО СЕРЕБРА
До начала XVIII столетия серебро в Росс в сколько-нибудь значительных масштабах не добывалось, хотя со времён Ивана Грозного рудознатцы упорно его искали и были известны местонахождения руд. На Русь драгоценные металлы попадали из стран Востока и Западной Европы в виде изделий, слитков, монет, измельчённого, готового к переплавке металла; звонким серебром расплачивались заморские купцы за вывозимые товары. Зависимость от внешних источников сырья в известной степени влияла на развитие древнерусского юве лирного искусства: малочисленность крупных серебряных изделий в XII—XIV вв. можно объяснить как драматическими событиями русской истории, так и резким сокращением притока серебра. В странах Востока древние месторождения постепенно истощались, а западноевропейские державы уменьшили экспорт серебряной монеты вследствие огромных расходов на крестовые походы.

С XII в. недостаток драгоценных металлов на Руси частично восполнялся переплавкой вышедших из употребления золотых и серебряных изделий, а также пережиганием ветоши, в состав которой входили драгоценные нити (например, старых облачений духовенства и парадных одежд знати).
Ювелирные изделия, найденные на территории Киева, Новгорода, Пскова, Москвы, древнерусских удельных княжеств, свидетельствуют, что безымянные русские мастера в совершенстве владели сложнейшими техниками ручной обработки драгоценных металлов. Серебряные височные кольца, широкие пластинчатые браслеты с гравировкой, плетёные массивные гривны,миниатюрные кресты и образки, подвески-обереги, украшенные сканью колты и бармы демонстрируют не только творческую фантазию мастера, но и отражают мировоззренческие представления их создателей и владельцев.
Русское ювелирное искусство было теснейшим образом связано с византийской художественной традицией. После принятия христианства на Русь стали поступать произведения константинопольских умельцев. В мастерских Киева рядом с греческими ювелирами работали их русские «выученики». Эталоном для них служили византийские изделия: их копировали, им подражали, но иногда — видоизменяли в соответствии с местными традициями. По красоте и силе эмоционального воздействия работы русских мастеров не уступали творениям их учителей.

Икона рождество Богородицы. Москва XVII век

Икона рождество Богородицы. Москва XVII век

Византийские серебряные изделия были широко известны в другом важнейшем центре древнерусского государства — Новгороде ликом. Принявший христианство в X веке, более трёх веков бывший ной боярской республикой, Новгород играл особую роль в русской истории: через него на Русь шел главный поток цветных и драгоценных металлов. Новгородское искусство — восходящее к языческой традиции, оплодотворённое богатой византийской культурой, открытое влияниям западных соседей — отличалось ярким самобытным характером, определившим значение Новгорода как одного из основных художественных центров Древней Руси. Неслучайно именно здесь в домонгольскую эпоху был создан древнейший во всём православном мире монументальный серебряный чеканный оклад алтарной иконы «Святые апостолы Пётр и Павел» (вторая половина XI — первая половина XII в.). Среди сохранившихся памятников подобного типа ему предшествуют лишь оклады греческой работы.

Двустворчатый браслет. Владимир. XII - начало XIII в. ГИМ.

Двустворчатый браслет. Владимир. XII — начало XIII в. ГИМ.

«Чернь — особый сплав сернистого серебра, на первый взгляд похожий на уголь, состоящий из серебра, меди (или олова), свинца и серы в определённой пропорции. Его толкут в порошок и в таком виде хранят…

Для того чтобы удержать сернистый сплав на золотом или серебряном предмете, достаточно наложить его на глубоко вырезанный рисунок. Делается это следующим образом: измельчённую в порошок чернь смачивают раствором буры и нагревают до испарения влаги. Затем всё изделие покрывают ровным слоем черни в 1,2-2 мм толщиной и помещают в горн. При обжиге чернь расплавляется и прочно соединяется с поверхностью предмета, который вынимают из горна сплошь чёрным. Тогда перед мастером встаёт задача выявить рисунок, что он и делает, сначала осторожно спиливая лишнюю чернь, затем шлифуя пемзой для сглаживания неровностей и, наконец, доведя поверхность до глянца берёзовым угольником. В результате такой обработки чёрный сплав остаётся только в вырезанных мастером углублениях».

М. М. Постникова-Лосева. «Золотое и серебряное дело XV—XX вв. (Территория СССР)»
Обычай создания драгоценных окладов на иконы и церковные книги соединил в себе богословское истолкование почитания драгоценного металла и древнюю народную веру в магическую силу нетленного золота и спасительного серебра. Роскошные оклады служили некой завесой, скрывавшей святыню, и одновременно демонстрировали благоговейное отношение к ней.

Судить о русском художественном серебре второй половины XIII — последней четверти XV в. сложно. В этот период Русь находилась под монголо-татарским игом, и количество дошедших до наших дней произведений должно быть многократно помножено на «коэффициент гибели», особенно значительный для деревянных русских городов, сгоравших во время вражеских набегов вместе с хранившимися в них ценностями.

Разрушение городов, разрыв торговых связей со странами, откуда на Русь поступало драгоценное сырьё, гибель ремесленной элиты — ювелиров нанесли огромный урон русскому искусству. На долгие годы были забыты сложнейшие приёмы обработки и декорирования изделий из металлов. Однако в целом процесс развития ювелирного искусства не прерывался: он только приобретал иные черты. Огромную роль в сохранении навыков ювелирного ремесла сыграли монастыри: в их мастерских развивались древние культурные традиции.

Усиление и обособление феодальных княжеств, возникших на месте Древнерусского государства, способствовали дальнейшему складыванию местных художественных центров. Уже в XIII—XV вв. изготовление серебряных изделий отличалось здесь характерными особенностями стиля, орнаментики, технического исполнения.

 

Колт. Киев. XII в. ГИМ.

Колт. Киев. XII в. ГИМ.

В Новгороде, не ощутившем в полной мере разрушительности монголо-татарского ига, избежавшем разорения крестоносцами, на протяжении нескольких столетий развивались многие виды декоративно-прикладного искусства. Данные археологических исследований свидетельствуют о наличии здесь в XIII—XV вв. нескольких десятков крупных мастерских, которые изготовляли серебряные серьги, браслеты, подвески, разнообразные предметы быта и церковную утварь. Особенно интересны памятники новгородской мелкой пластики: нательные и наперсные кресты, образки, миниатюрнее иконы, панагии, литые накладные композиции напрестольных крест и богослужебных книг. Все резные каменные, деревянные, костяные и иконки, как и живописные иконы, имели поля — рамы различной ширины. Это позволяло делать для наиболее почитаемых святынь драгоценные оклады.
Участие серебряников в изготовлении таких оправ было различным: от скромной в XII—XIII вв. роли автора гладкой кованой полосы до возросшей к XV в. творческой роли художника, решавшего сложные технические и эстетические задачи.

2

«Золочение в древнейшие времена производилось путём набивания на шероховатую поверхность металлического предмета тончайших листов золота или при помощи золотой амальгамы, так называемое „золочение через огонь», с применением ртути.

Вредное для здоровья мастеров „золочение через огонь» теперь почти совсем не применяется, так как пары ртути разрушительно действуют на организм рабочего. Кроме того, расход золота при этом приёме не рационален. В середине XIX в. было введено более быстрое, простое и дешёвое золочение — гальваническое».

М. М. Постникова-Лосева. «Золотое и серебряное дело XV-XX вв. (Территория СССР)»

кресты мощевики

В XIV—XV вв. новый экономический расцвет Нов городской республики и широкий приток из-за рубежа драгоценных металлов обусловили дальнейшее развитие серебряного дела, усложнение приёмов обработки и декорирования изделий из благородных металлов. Предпочтение отдавалось ткани с ажурным или напаянным на металлический фон узорам из тонкой, сделанной из высокопробного серебра проволоки. В 1329 г. по заказу архиепископа Моисея был изготовлен потир из красной яшмы в серебряной оправе, украшенный сканью . Применявшийся в XV—XVII вв. особый приём расположения сканых узоров на фоне из мелких сканых кружков стал оригинальной творческой переработкой мотивов, запечатлённых на древних круглых фибулах эпохи Меровингов. Обладая «острой одарённостью к усвоению чужого опыта», новгородцы соединили фактически два самостоятельных декоративных приёма — орнамент из сканых кружков и орнамент из «восьмёрок», сердец» и стилизованных завитков, образованных толщённой скалой нитью.

Кресты Корсунские. Новогород. XV-XVI века

Кресты Корсунские. Новогород. XV-XVI века

На протяжение столетий новгородские мас тера изготовляли великолепные серебряные изделия, отличавшиеся выразительностью, сочетанием стилистической новизны и бережного отношения к культурному наследию, в котором переплетались славянские, скандинавские и византийские традиции.
Особая стилистика, лаконичность художественного языка и многовариантность декорирования присущи изделиям, выполненным в другом художественном центре Древней Руси — Пскове, Лучшими творениями псковичей были дискосы и массивные церковные блюда. К их числу относится уникальное серебряное блюдо XV в. из собрания Государственного исторического музея. На дне расположена многофигурная композиция с изображением святых апостолов, приготавливающих богородичную просфору. Композиция, редко встречающаяся на предметах ювелирного искусства, полна экспрессии, характерной для монументальной живописи и иконописи псковской школы. Тонкая резьба центральной части гармонирует с расположенной по широкому борту рельефной надписью, чёткие и прямые буквы которой образуют слова молитвы. Включённые в декор четыре черневые розетки напоминают о тесной связи серебряного дела Пскова с искусством Византии, где этот орнаментальный элемент был чрезвычайно распространён не только в торевтике, но и в каменной резьбе, книжной миниатюре.

Двусторонний образок Михаил Архангел. Иоанн Предтеча. Россия XV век

Двусторонний образок Михаил Архангел. Иоанн Предтеча. Россия XV век

«Скань — ажурные или напаянные на металлический фон узоры из тонкой золотой, серебряной или медной проволоки, скрученной в виде верёвочек и гладкой, — одна из наиболее распространенных техник ювелирного дела, известная с древнейших времён. Со сканью неразрывно связана зернь — мелкие блестящие металлические шарики, напаянные на сканый орнамент или как самостоятельное украшение на гладь металла.

Скань делают из „чистоты», т. е. из чистых золота и серебра, которые благодаря малому количеству или отсутствию примесей настолько мягки, что способны вытягиваться в очень тонкую проволоку».

М. М. Постникова-Лосева. «Золотое и серебряное дело XV-XX вв. (Территория СССР )”

Мстиславово Евангелие. Новгород. XII в. ГИМ. Евангелие переписано по заказу великого князя Мстислава Владимировича. В Константинополе специально для Евангелия был изготовлен драгоценный оклад. В 1551 г. по велению князя Ивана IV рукопись и оклад обновили.

Мстиславово Евангелие. Новгород. XII в. ГИМ. Евангелие переписано по заказу великого князя Мстислава Владимировича. В Константинополе специально для Евангелия был изготовлен драгоценный оклад. В 1551 г. по велению князя Ивана IV рукопись и оклад обновили.

В столице расцвет серебряного дела был связан с мастерскими Московского Кремля. Соединяя богатейшие народные традиции с новыми достижениями, московские мастера создавали подлинные шедевры декоративно-прикладного искусства, отличавшиеся изяществом и изысканной простотой.
Излюбленным орнаментальным мотивом резных, чеканных, басменных произведений XVI в. являлась композиция из спирально изогнутого стебля с цветами и листьями. Этот узор, широко распространённый в торевтике Византии и Грузии, в несколько изменённом виде встречался в русской рукописной книге, а с XV столетия— в деревянном зодчестве. На изделиях из серебра растительный орнамент, как правило, сочетается с чешуйчатым и крестчатым.
Развитие художественных ремёсел на Русском Севере, особенно в Сольвычегодске и Великом Устюге, было связано с деятельностью «именитых людей» — рода Строгановых. Работы «строгановской школы» отличали композиционная насыщенность, красота п тщательность проработки мельчайших деталей узора и изображения.

Мстиславово Евангелие, фрагмент

Мстиславово Евангелие, фрагмент

С конца XV в. самостоятельным направлением ювелирного творчества стало изготовление драгоценной питьевой посуды. Для её украшения мастера серебряного дела часто обращались к резьбе, образующей изысканные узоры из стилизованного растительного и геометрического орнамента. Иногда единственным, но очень выразительным приёмом декорирования ковшей и братин была резная рельефная владельческая надпись, выполненная вязью (древним видом русского орнаментального письма). Нередко этот приём сочетался с чеканкой, что особенно характерно для питьевой посуды — чаш, чар и чарок. Серебряное дело второй половины XVI в. — одна из вершин русского ювелирного искусства. К сожалению, в начале XVII столетия многие шедевры навсегда пропали в лихое Смутное время.

Образок «Распятие с предстоящими». Новгород. XVI в. ГИМ. Образок «Георгий Победоносец». Новгород. XIV в. ГИМ.

Образок «Распятие с предстоящими». Новгород. XVI в. ГИМ. Образок «Георгий Победоносец». Новгород. XIV в. ГИМ.

Чаша — древнейший вид русской питьевой посуды. Они были обязательным атрибутом на пирах вкруговую и для провозглашения здравиц (обычай, бытовавший до конца XVII в., при Петре Великом был заменён заздравными тостами). С XI столетия в монастырях, а позже при великолепном и царском дворах существовал порядок, по которому после трапезы пили «чаши» во славу Бога, Богородицы и за здоровье государя.

Чаша, принадлежавшая царю Фёдору Алексеевичу, — выдающийся образец русского ювелирного искусства последней четверти XVII в Это было время пристального интереса мастеров к сюжетике, орнаментике, колористке, характерным для восточного искусства. Знакомство с драгоценным турецким оружием, доспехами, конским убранством, различными предметами обихода обогатило творческую фантазию русских ювелиров, которые не просто копировали отдельные мотивы, но и создавали оригинальные памятники, навеянные новыми художественными впечатлениями. Черневой фон, образованный мельчайшими побегами, часто украшает турецкое оружие второй половины XVII в., а гравированные на этом фоне стилизованные кипарисы и бутоны — излюбленные мотивы восточного орнамента. По венцу чаши сделана владельческая надпись о принадлежности её царю Федору Алексеевичу.

Потир изготовленный в 1597 г. при Игумене Поисии для церкви Живоначальной Троицы Троицко- Белопесоцкого монастыря. ГИМ. Братина. Москва. XVII в. ГИМ. Чаша царя Фёдора Алексеевича. Москва. XVII в. ГИМ.  Царь Фёдор Алексеевич. Гравюра. XIX в. МК РГБ.

Потир изготовленный в 1597 г. при Игумене Поисии для церкви Живоначальной Троицы Троицко- Белопесоцкого монастыря. ГИМ.
Братина. Москва. XVII в. ГИМ.
Чаша царя Фёдора Алексеевича. Москва. XVII в. ГИМ.
Царь Фёдор Алексеевич. Гравюра. XIX в. МК РГБ.

Борьба за государственную независимость, основание новой династии способствовали подъёму всех видов художественных ремёсел: было необходимо как можно быстрее восстановить царские дворцы и вновь отстроить храмы. Первые цари династии Романовых покровительствовали деятельности русских ювелиров, награждая особо отличившихся серебряными ковшами. Памятники церковного и светского серебра XVII в. характеризуются пышной декоративностью, «узорочьем». Нередко для расцвечивания гладких полированных поверхностей использовались эмали, которые соперничали с красотой и блеском драгоценных камней.

3

В XV I—XVII вв. заслуженную славу снискали московские изделия, украшенные чернью. Ею декорировали оклады икон и евангелий, водосвятные чаши, потиры, дискосы, массивные напрестольные кресты. Черневые изделия этого времени отличаются разнообразием узоров, эффектным сочетанием черни с резьбой, золочением, чеканкой. Совершенно особо выглядят черневые изображения и пышный растительный декор на вкладном напрестольном кресте юного царя Фёдора Алексеевича (1676—1682), старшего брата Петра I.
Орнаментальные элементы, окружающие Распятие на лицевой стороне креста, и узоры на оборотной стороне связаны с книжной графикой того времени, а отдельные изображения имеют прямые аналоги в украинском и белорусском искусстве. Здесь проявились не только личные вкусы и пристрастия царя — сторонника идей славянской общности, но и объективные тенденции развития орнаментики конца XVII в.

Складень двустворчатый

Декор многих произведений этого периода свидетельствует о знакомстве с искусством Востока и Западной Европы. При мер тому—потир, созданный в 1686 г. по заказу главы Посольского приказа князя В. В. Голицына мастерами Оружейной палаты. Особую живописность потиру придаёт соединение фона, образованного черневым орнаментом мельчайших трав (узор и технология турецкого происхождения), с резными золочёными изображениями литургического характера, а также орнаментальными элементами, характерными для северного барокко. Влияние искусства Востока на русское серебро выражалось в органичном введении в декор сугубо восточных мотивов — цветка гвоздики, плода граната, опахала, кипариса, а также в ярких сочетаниях драгоценных камней — рубинов, изумрудов, алмазов.
В серебряном деле Древней Руси значительную роль играло Поволжье, где крупнейшим центром художественного производства на протяжении нескольких столетий был Ярославль. Богатые горожане, составлявшие значительную часть населения, обустраивали город, возводили прекрасные храмы, жертвовали им великолепные самобытные произведения ювелирного искусства. Отличительной чертой этих изделий, отличавшихся пышностью чеканного орнамента, была близость к народному творчеству, деревянной рельефной резьбе. Искусство обработки серебра достигло высокого уровня в Костроме и Нижнем Новгороде, который дал прекрасные образцы басменных и чеканных окладов икон и богослужебных книг, церковной утвари, питьевой посуды.

Потир. Вклад князя В.В. Голицына в церковь Воскресения Христова. Москва. 1686 г. ГИМ.

Потир. Вклад князя В.В. Голицына в церковь Воскресения Христова. Москва. 1686 г. ГИМ.

Благодаря мягкости золота и серебра любые изображения и орнаменты могут быть сравнительно легко нанесены на их поверхности при помощи инструмента из более твёрдого металла… Искусство сезьбы — это искусство особенно утончённое, тонкие линии, вырезанные на металле, расчитаны на пристальное разглядывание, на любование вблизи. В русском ювелирном деле резьба именялась не только в чистом виде, но часто в сочетании с другими техническими приемами главным образом, с чернью, на тёмном фоне которой резные узоры особенно четко выделяются… Особый приём глубокой резьбы носит название оброн».

М. М. Постникова-Лосева. «Золотое и серебряное дело XV-XX вв. (Территория СССР)»

Венец иконы «Богоматерь Смоленская». Новгород. XVII в. МК РГБ. Икона «Спас во Славе» в окладе. Ярославль. XVII в. ГИМ.  Кресты-тельники. Великий Устюг и Сольвычегодск. XVII в. ГИМ. Форма крестов типична для северных регионов России и получила наиболее широкое распространение в последней трети XVII в. Серебряная чарка. Москва. Середина XVII в. ГИМ. Богато декорированная чарка входила в состав дворцового царского имущества, о чём свидетельствует клеймо в виде двуглавого орла в прямоугольном щитке, который расположен на ручке, украшенной фигурами льва и единорога.

Венец иконы «Богоматерь Смоленская». Новгород. XVII в. МК РГБ.
Икона «Спас во Славе» в окладе. Ярославль. XVII в. ГИМ.
Кресты-тельники. Великий Устюг и Сольвычегодск. XVII в. ГИМ. Форма крестов типична для северных регионов России и получила наиболее широкое распространение в последней трети XVII в.
Серебряная чарка. Москва. Середина XVII в. ГИМ. Богато декорированная чарка входила в состав дворцового царского имущества, о чём свидетельствует клеймо в виде двуглавого орла в прямоугольном щитке, который расположен на ручке, украшенной фигурами льва и единорога.

Серебряные изделия, созданные в городах Русского Севера, украшались расписными эмалями. Их цветовая гамма, с одной стороны, говорит о знакомстве русских мастеров с памятниками немецкого эмальерного искусства XYI в., а с другой — демонстрирует оригинальный, самобытный почерк. Излюбленными темами росписей серебряных чаш, чар и чарок, ларцов, коробочек были крупные яркие цветы, а также реалистические изображения людей, животных, птиц, образцами для которым нередко служили книжные миниатюры и иностранные гравюры. Вторая половина и, особенно, конец XVII в. — период небывалого расширения связей России с Центральной и Западной Европой, что не могло не сказаться на декоре светских и церковных серебряных изделий. Любимым мотивом чеканных, резных и черневых орнаментов стал цветок тюльпана в сочетании с барочными картушами и завитками. Нередко на парадной питьевой посуде изображали библейские сюжеты. Например, лучший московский резчик по серебру Василий Андреев великолепно исполнил многофигурные композиции, взяв за образец гравюры «Лицевой Библии» Николаса Пискатора (Амстердам, 1650 г.). Серебряные кружки и стопа, выполненные мастером, являются вершиной ювелирного искусства конца XVII в. Эти работы знаменуют начало нового этапа в развитии русского художественного серебра.

Гравюра из «Лицевой Библии» Н. Пискатора. Амстердам. 1650 г. МК РГБ.

Гравюра из «Лицевой Библии» Н. Пискатора. Амстердам. 1650 г. МК РГБ.

Преобразования, осуществлённые Петром I на заре XVIII столетия, имели целью ввести Россию в круг просвещённых европейских государств. Они резко изменили жизненный уклад страны и прежде всего высшего сословия. Появление новых обычаев в частной жизни и новых форм в жизни общественной вызвало потребность в создании неизвестных ранее в России предметов личного обихода и сервировки стола. В разные периоды XVIII в. эти изделия приобретали формы петровского и елизаветинского барокко, екатерининского рококо и классицизма, хотя в русском серебряном искусстве эти стили в чистом виде практически не существовали: отдельные стилистические и орнаментальные элементы каждого из них могли применяться в разные эпохи и в разных сочетаниях.
Время Петра I не оставило уникальных в художественном отношении образцов ювелирного искусства. Вместе с тем именно в этот период в России были открыты крупные месторождения серебра, что вызвало резкое увеличение производства серебряных изделий.
В 1711 г. по специальному указу царя русские мастера изготовили первый столовый сервиз из серебра. Он насчитывал 200 предметов — гладких, лишённых каких-либо украшений. К сожалению, сервиз не сохранился: он вышел из моды и был переплавлен.

Стакан с надписью Виватъ Виватъ царь Пётр Алексеевич. Москва. 1721 г

Стакан с надписью Виватъ Виватъ царь Пётр Алексеевич. Москва. 1721 г

Деятельность царя-реформатора нашла отражение в декоративно-прикладном искусстве новой столицы, Санкт-Петербурга. В соответствии с духом эпохи здесь появляется особый вид парадной питьевой посуды — массивные серебряные стаканы
почти цилиндрической формы с вырезаными по венцу здравицами в честь государя. На одной боковой поверхности располагается резное изображение государственного герба под короной с принятыми сокращениями полного царского титула, а на противоположной — гравированный сюжет «Самсон, раздирающий пасть льву» (аллегория успехов русского оружия в Северной войне со Швецией, геральдическим обозначением которой высту пал лев).

Пир Петра Великого. Миниатюра из альбома Баян. 1880 г

Пир Петра Великого. Миниатюра из альбома Баян. 1880 г

Пётр I придавал огромное значение европеизации страны, которая могла быть достигнута и через «смягчение» нравов нации. Роль «наглядной агитации» в этом процессе отводилась сюжетам из книги «Символы и эмблемы», изданной в 1705 г. в Амстердаме. Собранные в ней нравоучительные иллюстрации основывались на библейских заповедях и евангельских истинах. Изображения (резные, гравированные, чеканные) без каких-либо изменений переносили на изделия массового производства: стаканы, стопы, чарки, подносы. По целям и силе воздействия «агитационное серебро» Петровской эпохи и нескольких последующих десятилетий сопоставимо только с так называемым «агитационным фарфором» 20-х гг XX в.
В 20-х гг. XVIII столетия в русском ювелирном производстве определяются два главных центра: Москва, где мастера с неохотой принимали навязываемые новые формы и орнаментальные элементы, и Санкт-Петербург, серебряное дело которого, не имевшее собственной длительной традиции, успешно развивалось в рамках общеевропейского ювелирного искусства.

Серебряный ларец, украшенный чернью. Великий Устюг. 1780 г. ГИМ.

Серебряный ларец, украшенный чернью. Великий Устюг. 1780 г. ГИМ.

Середина XVIII в. — время правления дочери Петра I императрицы Елизаветы — характеризуется сосуществованием в серебряном деле элементов эмоционально насыщенного позднего барокко и нового стиля — рококо, с присущими ему грациозностью форм и изяществом асимметричного орнамента. В этот период мастера обращаются к неизвестным ранее в России материалам, например слоновой кости, из которой делали отделы иле детали драгоценной столовой и чайной посуды, предназначенной для невиданных ранее яств, приправ и напитков. Отдавая дань общеевропейской моде, ювелиры нередко выполняли серебряные изделия в восточном стиле, широко используя традиционные китайские и индийские мотивы.
«Блестящий век Екатерины» был ознаменован высочайшими достижениями в художественной обработке серебра. Отсутствие слепого подражательства, оригинальное сочетание новых приёмов и вековых традиций характерны для ювелирного искусства Российской империи второй половины XVIII в. К числу лучших образцов парадной столовой посуды относится сервиз, сделанный по заказу императрицы для её вне­брачного сына графа Алексея Бобринского. Небывалую популярность завоевали украшенные изысканным черневым орнаментом серебряные изделия, ассортимент которых по сравнению с предыдущими эпохами резко расширился. Мастера Москвы, Санкт-Петербурга, городов Русского Севера, в первую очередь Великого Устюга, выполняли редкие по красоте и изяществу предметы, например табакерки с черневыми гравюрами и даже географическими картами, иллюстрирующими открытия русских землепроходцев в Сибири, на севере и востоке Российской империи.

Стакан с портретом императрицы Елизаветы Петровны. Россия. Середина XVIII в. ГИМ. По цилиндрическому тулову в фигурных картушах из завитков, раковин и цветов чеканены двуглавый орёл,портрет Елизаветы Петровны и её монограмма под короной. Крышка увенчана литым двуглавым орлом с символами государственной власти.

Стакан с портретом императрицы Елизаветы Петровны. Россия. Середина XVIII в. ГИМ. По цилиндрическому тулову в фигурных картушах из завитков, раковин и цветов чеканены двуглавый орёл,портрет Елизаветы Петровны и её монограмма под короной. Крышка увенчана литым двуглавым орлом с символами государственной власти.

XIX век соединил высочайшее индивидуальное мастерство художника-юве- лира и производство, основанное на использовании последних достижений техники. Выразительность и лаконизм характерны для серебряных изделий первой половины столетия. Излюбленным декоративным приёмом стало сочетание гладкой полированной поверхности с узкой лентой чеканного или вальцованного цветочного орнамента и слоновой кости. Особой нарядностью и праздничностью отличались изделия, созданные в «новом русском стиле», основанном на национальных орнаментике, стилистике, формах. Выдержанная в этом стиле продукция известнейших ювелирных фирм принесла России славу на международных рынках. 11рисущие произведениям русских мастеров элегантность, тонкий вкус, высокий художественный уровень и совершенство технического исполнения позволили назвать вторую половину XIX — начало XX в. «серебряным веком» ювелирного искусства.

Блюдо из  сервиза графа А.А. Бобринского. Москва. 1770 г.

Блюдо из сервиза графа А.А. Бобринского. Москва. 1770 г.