Усадьба в Воткинске Музей-усадьба П.И Чайковского

Интересное о мире

Все самое интересное о мире

Усадьба в Воткинске

Усадьба в Воткинске

Усадьба в Воткинске. Какая связь между родом Чайковских и чайками? Что в детских тетрадях великого композитора приводило в трепет окружающих? Приоткройте завесу, скрывавшую самые любопытные моменты в жизни легендарной фамилии
Супруги Чайковские служили примером для подражания не только своим детям. Они были «золотым ядром» круга интеллигенции Воткинска. Именно их дом стал центром культурной жизни провинциального городка.

Усадьба в Воткинске. В окружении липовых аллей, скрытый изумрудами зелени летом, припорошенный бриллиантовыми россыпями снега в зимнюю пору, очаровывая своей скромной, непритязательной красотой, стоит в Воткинске дом No 1. Возможно, за два минувших столетия со дня его основания он был бы навсегда утрачен, позабыт в бурном потоке событий русской истории, если бы однажды в его стенах не раздался крик новорожденного, которому было предначертано судьбой стать прославленным на весь мир композитором.

Шуваловское детище
Судьба дома Чайковских воедино сплетена с историей Боткинского завода. Начало этого предприятия связано с именем одного из самых влиятельных вельмож елизаветинской эпохи графа Петра Ивановича Шувалова. Шуваловские заводы составляли так называемую Гороблагодатскую группу. С постройкой в 1755 году очередного Серебрянского завода стало ясно, что дальнейшее увеличение предприятий близ горы Благодать, где добывалось железо, может привести к полному истреблению лесов — источника топлива и углеродного сырья. И тогда Шувалов у месторождения руды решил построить домны, а передельные (неполного цикла) предприятия — в местах, богатых лесом и рабочими руками. В 1757 году изыскатели доложили Шувалову, что заводы удачно расположились бы на реке Вотке, при впадении в нее рек Шаркана и Березовки. Он отправил туда на освоение местности опытного строителя Алексея Москвина. Работы начались в том же году силами нескольких тысяч приписанных к будущему заводу крестьян из селений Казанской губернии и ста шести мастеровых Гороблагодатских предприятий. Как и все остальные из старых уральских заводов, Боткинский брал свое начало с плотины. Лопатами, вручную, было подготовлено и утрамбовано глиной дно пруда. Плотина оказалась самой большой из ранее построенных на Урале и образовала огромный Боткинский пруд. Именно на этот водоем позднее были обращены самые красивые постройки города.

Усадьба в Воткинске

Ниже Боткинской плотины успешно шло строительство шести фабрик. Одновременно на обоих берегах Вотки появлялись жилые дома.
В сентябре 1759 года завод был пущен в эксплуатацию. Графу Шувалову он принадлежал недолго. После смерти Петра Ивановича Екатерина II издала два указа о переводе Боткинского завода в государственную казну.
Западный fiepei пруда был застроен домами, в которых проживали господа-чиновники Боткинского завода, что и дало название прибрежной улице — Господская.

Хозяева усадьбы
С момента постройки дома No 1 по Господской улице в 1806 году и до революции 1917 года в нем, сменяя друг друга, проживало восемнадцать заводских начальников. В карьерном смысле дом приносил им удачу: все они на протяжении службы получали повышение в чине и звании. И в наши дни научные сотрудники музея замечают, что служащие люди, приезжающие на экскурсию в музей, вскоре получают новое звание.
Дом для семей горных начальников Камско-Воткинского округа на улице Господской был построен в то время, когда заводом руководил Андрей Федорович Дерябин, крупный специалист в области горного дела. Деревянный оштукатуренный дом на каменном фундаменте органично вписался в окружающий ландшафт и стал напоминать дворянские усадьбы, возводившиеся в Москве после Отечественной войны 1812 года.
С 1837-го по 1848 год начальником Боткинского завода был Илья Петрович Чайковский. Он прибыл на место службы в чине подполковника, а перед отъездом был уже генерал-майором.
Несложно подсчитать, что в красивом доме на берегу Боткинского пруда семья горного начальника Чайковского прожила 11 лет. С именем отца музыкального гения связана одна из ярких страниц в истории Боткинского завода.
До приезда Ильи Петровича завод был металлургическим предприятием, которое производило железо и якоря.
После отъезда Чайковских из Воткинска дом No 1 по Господской улице продолжал выполнять функцию казенной квартиры, на сей раз для преемника И.П. Чайковского В.И. Романова. Последним начальником завода в дореволюционное время был Г.И. Бострем. Новые хозяева постепенно меняли планировку дома.

Усадьба в Воткинске

Двухэтажная беседка в парке за домом горных начальников Воткинска, декорированная внизу тосканскими пилястрами и фигурной обшивкой, проект Василия Петенкина

Особую страницу в истории и дома, и Воткинска занимает выдающийся инженер, руководивший заводом с 1855-го по 1863 год, генерал-майор Александр Андреевич Иосса. Во времена его управления на предприятии выполнялись важные заказы — изготавливались балки для потолочных перекрытий Зимнего дворца в Петербурге, листовая жесть для покрытия царскосельских дворцов, а также создавался шпиль собора Петропавловской крепости. В1858 году мастеровые Боткинского завода сделали каркас сорокаметрового шпиля и доставили в разобранном виде в Петербург, где его и собрали.
вое направление — пароходостроение, — которое обеспечило огромный технологический прорыв предприятию.
В 1888 году, когда новым жильцом дома и начальником предприятия стал В.И. Тимофеев, на верфи было построено морское нефтеналивное судно «Боткинский завод». Под управлением другого заводского директора, В.В. Воронцова, предприятие начало выпускать плавучие портовые краны грузоподъемностью до 50 тонн.
Но даже по прошествии времени, ПРИ смене одних начальников другими, о пребывании Чайковских в Воткинске
не забывали. В 1909 году в городе было организованно Общество любителей музыкального и драматического искусства, учрежденное, как гласил устав Общества, «в память рождения на Боткинском заводе Петра Ильича Чайковского».
Тяжелое послереволюционное время не обошло стороной дом, где родился будущий великий композитор Петр Ильич Чайковский. В начале Гражданской войны в усадьбе начальника Камско-Воткинского горного округа разместился штаб белогвардейцев. В бывшем директорском кабинете сидели военачальники, в гостиной кипела работа канцелярии штаба, а захваченные в плен солдаты Красной армии томились в ожидании своей участи в мезонине дома — там, где когда-то в своей классной комнате юный Петр, вызывая слезы умиления у гувернантки Фанни Дюрбах, трепетно объяснялся в любви к России и своему народу.
В 1919 году белым пришлось отступить из Воткинска, и дом заняли красногвардейцы. Отсюда они управляли ликвидацией оставшихся очагов «белого террора» и последствий Ижевско-Воткинского восстания. Совсем скоро пребывание в стенах дома военных отразилось на состоянии усадьбы, красотой которой восхищались Василий Жуковский, великий князь Александр Николаевич — будущий император Александр II — и маленький Петр Чайковский. К тому времени, когда в 1920 году в доме начальника завода разместили аудитории машиностроительного техникума, а затем передали в ведомство Союза Молодежи, его обстановка была либо расхищена, либо попорчена.
В 1924 году у дома на берегу Боткинского пруда вновь сменились хозяева, на этот раз ими стали ученики и преподаватели Боткинской школы-семилетки. Состоялось всего три выпуска воспитанников этого учебного заведения и в 1927 году из места, где провел свои детские годы Чайковский, сделали Клуб Металлистов, для досуга и отдыха рабочих Боткинского завода.
В усадебном саду возвели летний театр на 300 мест, там стали проходить народные гуляния и праздноваться торжественные события. Однако все чаще и чаще в разговорах местного населения звучали вопросы о былых днях этого дома и о его знаменитом жильце, пожалуй, более других прославившем город Воткинск.
Интерес к судьбе усадьбы возрастал, но сам дом ветшал и требовал постоянного внимания, ремонта и сохранения его исторической ценности. Первым забил тревогу руководитель существовавшего в то время краеведческого кружка Середин. Несколько месяцев переписки с различными инстанциями, отвечающими за культурное наследие, доставшееся молодому СССР, и вот летом 1928 года в Воткинск Советом по делам искусств командируется художник Н.В. Пищалкин. Изучив положение дел, он представил подробнейший доклад о тяжелом положении дома. По счастливому стечению обстоятельств поблизости не появилось ни одного капитального строения, которое бы нарушало историческую планировку и ландшафт красивейшего уголка Воткинска. Ведь нет нужды говорить, как много может прояснить в судьбе и творчестве гения та среда, которая окружала его в детстве.

Усадьба в Воткинске

Внутренний двор усадебного дома

Новое время…
С осени 1943 года, когда музею было приказано возобновить свою деятельность, снова закипела работа. После тяжелых лет Великой Отечественной войны экспозиция вновь была открыта в январе 1950 года. Несколько этапов реставраций, кропотливые изыскания новых экспонатов, создание мемориальных экспозиций — ив когда-то утраченное, казалось бы, навсегда здание вдохнули новую жизнь. За время 70-летней истории музея были проведены два этапа научно-восстановительных работ: в 1968—1970-х и в 1986—1990 годах, — которые позволили максимально приблизить облик дома к тому, каким он был при Чайковских.
Его посетители узнают здесь не только факты из истории города и завода, жизни семьи Чайковских и детства композитора, но и знакомятся с дворянской культурой, которая формировала великих людей, служивших на благо Отечества.
Особый облик любому городу придает окружающая его природа и архитектурное своеобразие. Почти в каждом крупном населенном пункте сохранились исторические здания, а где-то и целые улочки, созданные талантливой инженерной мыслью местного архитектора, жившего не одно столетие назад.

Усадьба в Воткинске

Восьмигранная сторожевая будка на берегу пруда, созданная по проекту Василия Петенкина

Турецкий зодчий Урала
Первый архитектор дома начальника Камско-Воткинского горного округа, Н.А. Андреевский, родился в 1786 году. О ранних годах его жизни сохранилось лишь немного архивных свидетельств: по происхождению он был турком, а в Россию попал в детском возрасте вместе с матерью, оказавшейся в числе пленных во время Русско-турецкой войны 1787—1791 годов. Уже в России маленького басурманина крестили и нарекли Николаем.
В 1800 году, в возрасте 14 лет, его отдали на обучение в Петербургскую академию художеств. После успешного ее окончания Андреевский был награжден аттестатом I степени и почетной шпагой. По облагораживанию города ему удалось реализовать лишь немногое: дома мастеровых, возводимые им на протяжении двух лет с 1808-го по 1810 год.
В 1813 году Николая Андреевича назначили губернским архитектором Вятки (современный город Киров). В городе и по сей день существуют памятники, созданные талантливым творцом. Например, одно из уникальных строений архитектуры — усадьба В.Я. Жмакиной, более известная как «дом Витбрега», а также дом П.П. Москвитинова, который и в наши дни, после многочисленных перестроек, несет на себе печать творчества неординарного зодчего и является ярким образцом позднего классицизма.
Андреевский вошел в историю вятского градостроительства во многом тем, что в планировку усадеб Вятки привнес уникальный для своего времени способ размещения барского дома, заключавшийся в том, что главное здание возводилось в глубине участка, а его флигели выступали вперед, образуя парадный двор. Такая планировка усадеб считалась характерной для Москвы и Петербурга, а для провинциального города была в новинку.
Кроме усадеб Андреевский создал проект комплекса зданий Вятской городской больницы, однако скоропостижная смерть архитектора в 1821 году помешала осуществлению его планов.

Усадьба в Воткинске

Зимняя беседка

Генеральный план
Созданием своей гармоничной и рациональной среды заводской поселок на реке Вотке был обязан также и талантливому архитектору Василию Никифоровичу Петенкину. Именно он взялся за осуществление генерального плана застройки Воткинска, по которому было возведено много зданий, в том числе госпиталь, аптека, конюшни, склады, и начато благоустройство плотины. Все строения были выполнены в характерном для того времени стиле русского классицизма.
Василий Петенкин родился в Москве в 1783 году. О его детстве и юности сведений почти не сохранилось. Известно лишь, что в отрочестве он поступил на обучение в Петербургскую академию художеств и постигал азы архитектурного мастерства под началом Андреяна Дмитриевича Захарова. Вскоре после окончания обучения, в 1823 году, Василия Петенкина отправили на службу в Воткинск. За четыре года работы он перестроил все цеха Боткинского завода, заменив деревянные срубы каменными стенами. Казенная усадьба горного начальника была расположена в центре Господской улицы, за домом находились постройки для хозяйственных нужд и небольшой парк с липовыми аллеями. Из окон открывался живописный вид на Боткинский пруд и лесные дали, достойный кисти самого искусного художника. Благодаря трудам архитектора Петенкина дом значительно расширился: был надстроен мезонин с полуциркульным окном, появилось северное крыло для трех господских комнат, кухни и людской. Снаружи его украсили три балкона и парапет на крыше, по бокам появились деревянные решетчатые ворота с монументальными пилонами.
Дорический греческий ордер — получил развитие в Пелопоннесе и в греческих колониях на юге Италии. Название происходит от названия племени дорян, одного из трех, населявших Грецию. Для зданий дорического греческого ордера характерны тяжелые и мощные колонны.

Усадьба в Воткинске

Столовая

Пилон — колонна или столб со скульптурными украшениями.
Русский классицизм — стиль в архитектуре, зародившийся в России во второй половине XVIII века. Отличительные черты русского классицизма — сочетание элементов разных стилей и отступление от устоявшихся правил и приемов — простоты, строгости, логической ясности и монументальности, — присущих классицизму.
Тосканский ордер — сложился в Древнем Риме на основе дорического ордера, как более упрощенный вариант.
Особенно интересна была двухэтажная беседка, декорированная внизу тосканскими пилястрами И фигурной обшивкой, верхний этаж ее украшали шестнадцать колонн дорического ордера, соединенные перилами из точеных балясин. Помимо дома начальника завода еще одним архитектурным сооружением, придававшим особую прелесть городу, была восьмигранная сторожевая будка со шлагбаумом, расположенная на берегу пруда. Она играла важную роль — ограничивала въезд на Господскую улицу — место жительства заводского начальства.
Участок, где Петенкин предложил выстроить главную улицу города, был хорош по многим характеристикам: во-первых, он находился в непосредственной близости от завода, во-вторых, в некоторых местах на нем уже тогда была односторонняя застройка зданиями, фасадами обращенными к пруду. Идея архитектора была принята с восторгом, и можно смело утверждать, что своим разумным и удобным планом Воткинск во многом обязан архитектору В.Н. Петенкину.
Скончался Василий Никифорович Петенкин в 1850 году в Воткинске.

Усадьба в Воткинске

Сервиз «теа-а-тет» на столике «бобик»

Хранители истории
Со дня закладки фундамента дома No 1 на Господской улице прошло двести лет, а здание и по сей день украшает Воткинск. Сегодня оно известно всей России как место, где родился гений музыки П.И. Чайковский. Сейчас при взгляде на дом кажется, что ничего и не изменилось со времени жизни здесь Чайковских, даже несмотря на то, что здание претерпевало различные перепланировки по желанию его временных хозяев. Место, где стоит усадьба, по- прежнему самое живописное в городе, а рядом с ним соседствуют казенные дома заводских чиновников. Как в XIX веке вблизи от главной воткинской достопримечательности находятся дома, в которых располагались Минералогический кабинет и первая на Урале Техническая библиотека. Отец композитора всегда заботился о пополнении ее новыми книгами, выписывал для ее фондов как научную, так и художественную литературу, а также многочисленные словари и справочники.
Сохранить памятник архитектуры и вернуть ему атмосферу дворянской усадьбы, в которой жил маленький Петр со своей семьей, удалось лишь благодаря кропотливой восстановительной работе. Впервые дом был отреставрирован в 1970-х годах.
Она разработала архитектурный проект, досконально изучив те немногие архивные свидетельства XIX века, в которых упоминались интерьеры и описывался внешний вид дома. Осторожно, открывая лестницы и перегородки, — это позволило Лидии Сергеевне практически с ювелирной точностью установить границы прежних комнат и воспроизвести на стенах в комнатах те цвета, о которых Илья Петрович упоминал в своих письмах к супруге Александре Андреевне. Еще одним немаловажным достижением реставраторов тех лет можно считать восстановленные в точности — какими они и были при жизни Чайковских — полы. Всего по нескольким сохранившимся половицам искусствоведы реконструировали их рисунок и технику его нанесения.
Перед следующим реставратором — Владиславом Михайловичем Глинкой, занимавшимся воссозданием интерьеров дома, стояла не менее сложная задача.
Единственное, к чему он имел возможность обращаться в своей работе, была сдаточная книга, на страницах которой один владелец дома, покидая его, составлял подробную опись обстановки, оставленной им преемнику. Только благодаря этому документу реставратору можно было узнать: из какого дерева была выполнена мебель, какие материалы использовались для ее обивки и какого они были цвета. Однако для специалиста уровня Владислава Михайловича и этого было немало.
Анной Васильевной Боголюбской и хранителями музея велась большая работа по пополнению экспозиции. Перед домом был установлен памятник Петру Ильичу Чайковскому, авторства известного московского скульптора Олега Комова. К этому мемориалу во время проведения ежегодного Музыкального фестиваля им. П.И. Чайковского возлагают цветы знаменитые музыканты.
Время второй научной реставрации, начатой в 1986 году, стало периодом расцвета Музея-усадьбы П.И. Чайковского. Большая часть работы легла на плечи нового директора музея Анны Васильевны Боголюбской. Усадьбе с прилегающим к ней городским парком предстояло измениться, максимально приблизившись к первоначальному облику XIX века. И сейчас можно прогуляться по аллее вековых лип, увидеть клумбы с традиционными для садов XIX века цветами: резедой, левкоями, гелиотропами, лобелией, — полюбоваться на то, как красиво обрамлена усадьба розанами, сиренью, чубушником. Именно во время второй реставрации пригодились собранные по крупицам документы по архитектуре усадебного комплекса. Они помогли устранить неточности в экстерьере дома горных начальников. В мезонине были воссозданы полукруглое «венецианское» окно и балконы, откуда Чайковские любили наслаждаться живописными видами воткинского пруда. Дому вернули его изначальный вид «глаголя».
В 1837 году новым начальником Боткинского завода был назначен Илья Петрович Чайковский, подполковник Корпуса горных инженеров. Как и полагалось, новому начальнику было определено место для проживания в доме No 1 по Господской улице. Перед новосельем ему предстояло много дел: закончить ремонт и раздать сотни распоряжений по подготовке жилья к приезду своей семьи. О том, как проходит обустройство нового дома, Илья Петрович в подробностях рассказывал в письмах супруге Александре Андреевне, мечтая угодить ей во всем, лишь бы она не сожалела о переезде из Петербурга в провинцию: «Не знаю, довольна ли ты будешь распоряжением моим по квартире. Если тебе не понравится, я пропал. Однако же можно сделать после, как ты захочешь. Стены уже готовы: зала желтая… гостиная голубая… детская палевая… столовая по-старому желтая, кабинет по-старому зеленый… .Мебель установлена и картины развешаны, так стало хорошо, что за исправность, мне кажется, ты меня поцелуешь, когда приедешь, а твой поцелуй лучше чина и ордена». Именно в этом доме у любящих супругов Чайковских появится на свет будущий гений музыки Петр Чайковский.
Планировка усадебного дома, в котором жили Чайковские, практически не отличалась от установленных в те времена правил возведения русских усадеб. Кабинет хозяина и личные покои выходили окнами во двор, а окна парадных комнат, где семья отдыхала и устраивала приемы, смотрели на живописный пруд или парк.
В парке размещались обязательные для того времени архитектурные украшения — беседки. В усадьбе Чайковских их было три: «детский домик», где проводил свой досуг Петя Чайковский с братьями и сестрой, летняя беседка, продуваемая освежающим ветром, и теплая зимняя с толстыми стенами, которую называли также «чайным домиком».
В доме насчитывалось одиннадцать комнат, пять из них были отданы детям, в том числе и две в мезонине — детская и классная несколько стульев, напольные часы, а возле небольшого стола — кресла.
Мезонин — небольшой надстрой из деревянных брусьев или каменных плит, в зависимости оттого, из какого материала строился дом, над средней частью верхнего этажа дома, иногда оформленный балконом. Название происходит от итальянского mezzanino, что в переводе означает «промежуточный». В архитектуре русских усадеб мезонин получил широкое распространение в XIX веке.
Как и полагается, сначала любой посетитель дома попадал в Прихожую. При Чайковских ее убранство было достаточно скромным: стояла вешалка для одежды, столик, висело зеркало. Скромно, но со вкусом. Прихожая была, наверное, самым ярким зримым воплощением духа, царившего в семействе, где материальным ценностям придавалось значение гораздо меньшее, нежели духовному развитию.

Усадьба в Воткинске

Реставрация исторической улицы Чайковского в Воткинске в 1989—1990 годах

Приемная

Едва заступив на должность горного начальника Камско-Воткинского округа, Илья Петрович первым делом пишет супруге: «В воскресенье, едва только продрал глаза, как набились в залу чиновники все почти без исключения, так водится в заводах здешних, я принужден был торопливо одеться и выйти для принятия рапортов и поклонов. Разговоры по делам со многими людьми отняли довольно много времени…»
Лишь к середине дня, покончив со служебными делами, которые можно было разрешить дома, начальник выезжал в главную контору, где знакомился с различными бумагами, подписывал их, давал указания и распоряжения.
В Приемной начальник завода выслушивал доклады посетителей: чиновников, приходивших с прошениями; полицмейстера с рапортом о состоянии порядка на заводе за прошлый день и врача, возглавлявшего Боткинский госпиталь, — Сильвестра Федоровича Тучемского.
Зала
На первом этаже дома располагалась анфилада парадных комнат. Главной из них была большая Зала, обставленная резной мебелью красного дерева и украшенная светильниками с хрустальными подвесками. На стенах Залы висели картины. Чаще всего это были произведения неизвестных живописцев.
Супруги Чайковские, люди тонкого вкуса и исключительной гостеприимности, удивительно быстро расположили к себе местную интеллигенцию; в их доме гости неизменно находили теплый и радушный прием. Редкие вечера Зала пустовала. Здесь собирались инженеры, чиновники, офицеры, чтобы скоротать время в непринужденной беседе, обменяться мнениями о прочитанных книгах, послушать музыку.
В Зале находится переданный Клинским музеем в сентябре 1939 года прямострунный рояль фирмы «Wirth», к клавишам которого прикасались пальцы Петра Ильича. Здесь же можно увидеть и оркестрину. Илья Петрович привез ее в Воткинск из Петербурга. Именно этот музыкальный инструмент открыл для Петра Чайковского чарующий мир музыки. На клавишном ряду оркестрины иногда играли как на рояле, но стоило только привести в движение механизм деревянных валов с бумажной лентой с записью произведений итальянских композиторов Доницетти, Беллини, Россини и раздавались божественной красоты мелодии — «все слушали и ахали». Особенно Петра Чайковского пленяла музыка Моцарта. «Святой восторг» вызывали в его душе отрывки из оперы «Дон Жуан». Именно в этой комнате Петр постигал музыкальные азы: нотной грамоте его обучила Александра Андреевна, а когда Петру было пять лет, в дом была приглашена учительница музыки, Мария Марковна Пальчикова.
Илья Петрович очень трепетно относился к своей коллекции валов для оркестрины и всегда заботился о ее пополнении музыкальными новинками.

Усадьба в Воткинске

Столик с самоваром, шкатулкой для чая небольшой стол ДЛЯ завтрака. На его Столешнице размещали сервиз для чая или кои часами; красное дерево, первая половина xix

Столовая Кабинет
На протяжении всего времени пребывания Чайковских в усадьбе на улице Господской центром ее особой вселенной был Кабинет хозяина. Это место, где утверждалась жизнь имения.
Интерьер Кабинета Ильи Петровича был скромен и строг: дубовые или красного дерева стулья, диван и диван-патэ (сейчас он находится в Классной в мезонине), кресла, обитые, в отличие от других комнат дома, не шелковой тканью, а кожей, секретер для деловых бумаг и письменный стол, на котором обычно лежали счеты и важные бумаги.
Комната обогревалась с помощью камина. Каминные полки было принято декорировать или резным экраном из дерева и мрамора, или расписными изразцами, или изящными предметами. В Кабинете Чайковского каминную полку украшали часы из золоченой бронзы работы немецких мастеров с миниатюрной фигуркой Александра I. В Кабинете сегодня находится одна из главных реликвий музея — каминный экран, вышитый мелким русским крестом. На вышивке изображена жанровая сценка XVIII века «Жница на отдыхе». Вышит экран Александрой Андреевной Чайковской.
Справа от входа, соединявшего Кабинет Ильи Чайковского со Столовой, висит копия картины испанского художника Мурильо Барталане Эстабано «Иоанн Креститель с ягненком» первой половины XIX века, под ней стоит раскладной полукруглый стол, который во время обедов сервировали графинами с водкой и закусками, а также накрывали для послеобеденного чаепития. Напротив двери в Кабинет — а в Столовую ведут четыре входа из разных комнат — установлен буфет. Полки его заняты фарфоровой посудой, выполненной на крупнейших заводах первой половины XX века: Императорском, Попова, Гарднера.
Диван-патэ — в переводе с французского означает «диван-пи- рог». Большой квадратный диван, стоявший чаще всего в середине комнаты. Иногда в центре такого дивана устанавливали высокую тумбу-подставку. Тумбу обивали той же тканью, что и сам диван, и устанавливали на нее большие вазы и скульптуры. В интерьерах дворянских домов диван-патэ появился в 30-х годах XIX века.
С двух сторон со стены массивный буфет обрамляют тяжелые канделябры из золоченой бронзы и хрустальных подвесок.
Почти все пространство Столовой занимает массивный обеденный стол из красного дерева. Во времена Чайковских по праздникам на нем на белоснежной крахмальной скатерти раскладывали полотняные салфетки, на них ставили тарелки. Гости и хозяева дома рассаживались вокруг стола, и начиналась трапеза.
В будни за большим столом во время обедов собиралась большая дружная семья Чайковских. За стол как полноправный член семьи садилась также и старая богомольная родственница Ильи Петровича Надежда Тимофеевна Вальцева. А после обеда все удобно размещались на диванах, обтянутых шелковой тканью, чтобы неспешно вести разговоры.

Усадьба в Воткинске

Интерьер голубой гостиной

Голубая гостиная
Такая комната имелась и в доме Чайковских. В их Голубой гостиной было больше уютной мебели, разнообразных декоративных тканей, зеркал, сентиментальных картин, красивых вышивок, чем в прочих комнатах дома. Гармонично вписался сюда диван, встроенный в нишу в виде шатра-экседры, где дамы могли
посекретничать. Раньше здесь находился фе. Если чай пила только хозяйка, то приносили сервиз «солитер» — комплект для одной персоны. Когда же она чаевничала с подругой, то для двух персон из буфета доставали «дежене», или «тет-а-тет». В секретере, стоявшем у стены, хранились тетради с хозяйственными расчетами, письма и альбомы, в которых оставляли свои автографы известные личности — гости дома Чайковских.
Цесаревич со свитой побывал в Воткинске 22—23 мая 1837 года, где великому князю были представлены модели пудлингового устройства. Илья Петрович со свойственной ему доскональностью объяснял Александру Николаевичу принцип работы механизмов, а Жуковский, следуя тщательным объяснениям, приводил экспонаты в действие.
Спальня родителей композитора
Особый интерес и большую духовную значимость для многих посетителей усадьбы представляет самая интимная комната в доме Чайковских. Именно здесь, под этими сводами, теплым, солнечным весенним днем 7 мая 1840 года в семье Ильи Петровича и Александры Андреевны родился сын. Мальчику дали имя Петр. Счастливые родители, глядя на своего ребенка, не могли и представить, что новорожденного ждет великая судьба, судьба гения русской и мировой музыки. Свидетелем его рождения была икона Девы Марии, которая и сегодня находится в Спальне. С тех пор икона стала самой дорогой и почитаемой в семье реликвией, ее бережно хранили и передавали из поколения в поколение.
Пудлинговое устройство — специальное устройство, применявшееся для получения железа методом пудлингования. Чугун загружали в огромную печь, разогретую до высоких температур, при которых чугун начинал «кипеть». После завершения пудлингования расплавленное железо извлекали из печи и оббивали молотком, удаляя шлак (т.е. остатки примесей), после чего прокатывали на специальных станках. Подобный способ получения низкоуглеродной стали существовал с начала XIX столетия и вплоть до первой половины XX века.

Усадьба в Воткинске

Детская-пеленальная

Детская-пеленальная
В этой комнате жили самые маленькие дети с бонной Каролиной. На пеленальном столике — детская одежда ручной работы: платьица, чепчики, распашонки. В XIX веке одеяние маленьких детей было одинаковым и не различалось по половому признаку. Родители всегда заботились о том, чтобы в детских комнатах не было сквозняков, люльку обязательно ставили ближе к печи.
На стене висит единственное фото времени проживания семьи Чайковских в Воткинске, сделанное в 1848 году: Зинаида и Николай, Александра Андреевна, Илья Петрович с Ипполитом, сидящим у него на коленях, дочь Александра и Петр.

Комната мальчиков
Среди обилия детских игрушек в стеклянной витрине стоит икона Владимирской Божией Матери. С этим образом связано памятное событие, произошедшее в воткинском доме, о котором Александра Андреевна писала своей сестре Кате. Однажды, когда старшему сыну Чайковских Николаю было лишь около года, он тяжело заболел: поднялась высокая температура, и встревоженная Александра Андреевна послала за врачом. Осмотрев мальчика, он поставил диагноз — «сильнейшее воспаление в мозгу, и не скрыл, что нет никакой надежды». Богомольная тетушка Надежда Тимофеевна решила принести из Благовещенского собора икону Владимирской Божией Матери. Протопоп Благовещенского собора Василий Блинов отслужил молебен, после которого Николай очнулся; первым произнесенным им словом было «Бог». Коля выздоровел, а икону вернули в стены храма. История о благополучном выздоровлении вмиг облетела Воткинск, и прихожане Благовещенского собора стали поклоняться этой иконе как обладающей особой чудодейственной силой.

Усадьба в Воткинске

Девичья комната

Девичья
В этой комнате девочки под присмотром своих родственниц занимались рукоделием; на столике можно увидеть кисет, вышитый мелким бисером. Здесь же проходили так называемые «уроки терпения»: девочке давали спутанные нитки, которые она должна была аккуратно распутать, не порвав, и намотать клубок. Это было очень сложное задание, оно требовало исключительного внимания, терпения и сноровки.
Петр любил прибегать в эту комнату к тетушке Надежде Тимофеевне. После обеда старушка часто звала Николая и Петра к себе в комнату, открывала свой сундук и доставала оттуда угощение — мятные прянички. Надежда Тимофеевна сделала Петра своим наследником, передав ему единственное свое богатство — икону Казанской Божией Матери. Она, глубоко равнодушная к славе музыканта и никогда не слышавшая ни ноты из его сочинений, до последнего дня своей жизни сохраняла восторженное отношение к любимому «Петичке», преклоняясь перед его человеческими чертами, которые затмевали в ее глазах все таланты великого музыканта.
В Девичьей стены увешаны семейными фотографиями любимой сестры Петра, Александры, которая была моложе его на полтора года. Главным украшением комнаты служит любимая игрушка девочек — старинная кукла, у нее подвижные суставы, красивое фарфоровое лицо и парик из натуральных волос.

В XIX ВЕКЕ ОБРАЗОВАНИЕ ДЕТЕЙ В ДВОРЯНСКИХ СЕМЬЯХ ОБЫЧНО ДОВЕРЯЛОСЬ ГУВЕРНАНТАМ ИЛИ ГУВЕРНАНТКАМ. В ОТЛИЧИЕ ОТ НЕГРАМОТНЫХ КРЕПОСТНЫХ НЯНЕК, ОТВЕЧАВШИХ ЗА ОБСЛУЖИВАНИЕ ГОСПОДСКИХ ДЕТИШЕК, ЗАДАЧА ГУВЕРНАНТА БЫЛА ДАТЬ РЕБЕНКУ КАК МОЖНО БОЛЬШЕ ЗНАНИЙ. ДЛЯ ЗАНЯТИЙ РОДИТЕЛИ СОЗДАВАЛИ ОСОБЫЕ УСЛОВИЯ, В ЧАСТНОСТИ КЛАССНЫЕ КОМНАТЫ, ПРЕДНАЗНАЧЕННЫЕ ДЛЯ ДОМАШНЕГО ОБУЧЕНИЯ.
Игра классика в классики
В 1844 году, в конце лета, Александра Андреевна Чайковская с сыном Николаем уехала в Петербург погостить у родственников, но главной целью поездки было найти в столице для подраставших детей гувернантку. В Петербурге госпоже Чайковской представили 22-летнюю француженку т-11е Фанни Дюрбах. Они с первого мгновения знакомства понравились друг другу. В начале зимы Александра Андреевна вернулась в Воткинск вместе с гувернанткой.
Фанни получила хорошее педагогическое образование и могла вести обучение всем предметам, за исключением русского языка и Закона Божьего.
Она преподавала детям математику, географию, историю, немецкий и французский языки. Вначале занятия проводились только с Николаем — старшим сыном Чайковских — и Лидией, племянницей И.П. Чайковского. Очень скоро к ним присоединился пятилетний Петр — он вымолил у родителей позволения заниматься вместе со старшими детьми. За хорошую учебу Фанни каждую неделю отмечала лучшего ученика красным бантом, и между детьми разгоралось нешуточное состязание за право обладания им. К шести годам Петр уже говорил и писал по-немецки и по-французски.
Союз двух любящих сердец дал миру гения музыки, произведениями которого восхищаются многие поколения людей во всем мире. Лишь в атмосфере добра и всепоглощающей любви могло произойти такое чудо.
Отец таланта
Илья Петрович родился в городе Слободской Вятской губернии (в наши дни районный центр Кировской области) 20 июля 1795 года в семье городничего Петра Федоровича Чайковского и дочери офицера из Кунгура Анастасии Степановны, в девичестве Посоховой. Илья был младшим сыном. Всего в семье деда композитора родилось двенадцать детей, их которых трое скончались в раннем детстве.
В 1810 году дом на Куренной улице в Ижевске, где Илья Чайковский жил с семейством своей старшей сестры, Екатерины, сгорел дотла. Всем им пришлось переехать в поселок, образованный при Боткинском заводе. Будущий отец великого композитора устроился здесь на работу. На заводе он трудился до лета 1811 года, вплоть до отъезда в Петербург, на обучение в Горный кадетский корпус.
Таким образом, и мировоззрение Ильи Петровича, и его интересы формировались под влиянием горнозаводской среды.
Неслучайно из стен этого учебного заведения вышли такие выдающиеся артисты, как Василий Каратыгин и близкий приятель Ильи Петровича, родоначальник известной актерской династии Василий Самойлов.
После окончания корпуса в 1817 году с большой серебряной медалью — высшей наградой учебного заведения — И.П. Чайковского определили на практику в Пермское горное правление. Его избранницей стала Марья Карловна Кайзер. Брак оказался трагичным.
Культурный уровень служившей на Урале технической интеллигенции XIX века был достаточно высоким. И конечно же огромное влияние на Илью Петровича Чайковского оказали годы учебы в петербургском Горном кадетском корпусе, который славился не только великолепным инженерным, но и прекрасным художественным воспитанием. С самого основания его возглавляли люди, живо интересовавшиеся искусством.
А на ежегодных публичных экзаменах, где кадеты показывали свое искусство в пении и танцах, в игре на различных музыкальных инструментах, присутствовали такие величины русской культуры, как Николай Карамзин и Василий Жуковский. Из среды учеников корпуса был составлен исполнявший несложные симфонии и увертюры ученический оркестр, в котором Илья Чайковский играл на флейте. Однако в 1831 году Марья Карловна умерла, оставив Илью Петровича вдовцом, а их двухлетнюю дочь Зинаиду сиротой. Спустя три года Илья Петрович женился на Александре Андреевне Ассиер. Их союзу суждено было быть долгим и счастливым.
Супружеские отношения Ильи Петровича и Александры Андреевны поражали всех своей трогательностью и романтизмом.
Они были внимательны и учтивы друг к другу, каждый тонко чувствовал духовный мир своего избранника. Искренность, любовь и забота стали основой их благополучной семьи, которой Илья Петрович был словно вознагражден за прошлые свои страдания.

Усадьба в Воткинске

1. Копия страницы из ученической тетради Петра Чайковского.
2. Глобус середины XIX века.
3. Портрет гувернантки Фанни Дюрбах.
4. Литографии портретов В.А. Жуковского и А. С. Пушкина.
5. Книжный шкаф с редкими книгами из архива библиотеки, которую Илья Петрович Чайковский пополнил на восемь сотен томов книг.
6. Раритетные географические карты.
7. Диван-патэ, изготовленный в 1837 году русскими мастерами-мебельщиками.

Когда Александре было всего три года, Екатерина Михайловна скончалась. Сначала маленькая Саша воспитывалась няней в доме отца, когда девочке исполнилось шесть лет, отец принял решение дать дочери достойное образование и отдал ее в Патриотический институт (в то время —Училище женских сирот), где Александру обучали ведению домашнего хозяйства, рукоделию, языкам и музыке.
Она была очень талантливым человеком, и, когда в изучении биографии и творчества композитора встает вопрос: унаследованы ли Петром Ильичом его музыкальные способности от родителей, ответ очевиден, потому что его мать обладала незаурядным музыкальным талантом.
В Воткинске сложилась на удивление благоприятная среда для развития очевидного таланта маленького Петра. Отец его, как уже говорилось ранее, очень благоволил искусству и всячески поддерживал начинания своей жены, открывавшей сыну удивительный мир музыкальных звуков.
По характеру Александра Андреевна была человеком сдержанным, «малоизъявительной на ласку», доброта ее выражалась не столько в словах, сколько в поступках.
Находясь вдали от столичной жизни, она не переставала заниматься самообразованием, живо интересовалась искусством и литературой, была одной из немногих, кто выписывал в Воткинск французские журналы. Александру Чайковскую нельзя было назвать красавицей. Однако она очаровывала каждого, кому доводилось быть с ней знакомым. Высокого роста, полноватая, при этом обладающая королевской статью и чарующим взглядом, Александра Андреевна, казалось, была достойна кисти Рафаэля. Илья Петрович был безумно в нее влюблен и всегда скучал в разлуке. Он писал жене: «Небо чисто, как любовь моя к тебе или, лучше сказать, как душа твоя. Мой несравненный золотой бриллиантовый друг, душа моя, сердце мое, Бог знает, что бы я заплатил, чтобы только взглянуть на тебя». Любовь сына к матери была необыкновенно сильной. Когда Александра Андреева отвозила Петю в Петербург в подготовительные классы училища правоведения, он всю дорогу плакал. Когда же прибыли к месту разлуки, он потерял всякое самообладание. Только музыка помогла Чайковскому встать тогда на ноги.
Историю провинциального Воткинска можно смело поделить на «до» и «после» того дня, когда в нем поселилось удивительное, талантливое и так много сделавшее для России семейство Чайковских.

Род Чаек

Петр Федорович прошел Русско-турецкую войну в звании подлекаря. После ее окончания полк был расквартирован в Перми, и Петр Федорович был определен на службу в город Кунгур лекарем. В 1782 году указом императрицы Екатерины II Петра Федоровича перевели из Кунгура в Вятское наместничество (он служил лекарем в Вятке, современном Кирове). Спустя два года успешной службы, 24 мая 1784 года, Петра Федоровича произвели в штаб- лекари.
Так и началась дворянская родословная Чайковских.

Счастливое семейство

О дружной и сплоченной семье Чайковских в Воткинске ходили легенды. Их трепетное отношение друг к другу, теплота и чуткость были едва ли не самой излюбленной темой для разговоров местных кумушек.
Родители композитора души не чаяли друг в друге и были прекрасным примером для детей. В доме воспитывалось четверо детей: Николай, Петр, Александра и Ипполит, а также племянница Лидия. С первых дней, когда будущая супруга Чайковского познакомилась с маленькой Зиной, она приняла ее как родную дочь. Александре Андреевне было хорошо известно, что значит жить без материнского тепла, не испытывать любви самого близкого на свете человека, поэтому всю свою жизнь она относилась к Зинаиде как мать. Однако, безусловно, самым любимым и всеми обожаемым ребенком в семье был маленький Петр. Александра Ильинична впоследствии вышла замуж за сына декабриста Василия Давыдова, Льва Давыдова, и уехала с ним в родовое поместье мужа на Украину, в Каменку. Александра всегда поддерживала желание брата связать свою жизнь с музыкой. Он платил искренней любовью семейству сестры и часто гостил в Каменке. Об Александре и ее муже Петр Ильич говорил: «Я могу сказать про них без преувеличения, что они принадлежат к небольшому числу самых лучших людей на свете». Композитор сочинил альбом детских пьес, исполнение которых было доступно начинающим музыкантам, и так и назвал его «Детский альбом». Цикл включал в себя 24 пьесы и был посвящен, как позднее и 6-я симфония Чайковского, его племяннику Владимиру Давыдову.

Усадьба в Воткинске

Генеалогическое древо рода Чайковских, созданное стараниями сотрудников Музея-усадьбы П.И. Чайковского

Все дети Чайковских выросли достойными продолжателями своего рода. Старший сын Ильи Петровича, Николай, пошел по стопам отца. Он окончил Горный институт, долгое время служил инженером горных дел, а затем посвятил себя железнодорожной сфере. Ипполит проходил обучение в Морском корпусе. Как он сам признавался, этим выбором он обязан случаю. Мечтавший о карьере моряка, он не хотел разочаровывать отца, видевшего его студентом Горного института.
Очень теплые отношения у Петра были с его братьями — близнецами Модестом и Анатолием, которые родились, когда семья уехала из Воткинска в Алапаевск. Братья, так же как и он, окончили училище правоведения в Петербурге. Его авторству принадлежит несколько драм, имевших огромный успех, и переводы сонетов Шекспира. После смерти Петра Ильича Модест занялся написанием биографии композитора и создал музей Чайковского в Клину, под Москвой.
Дом, в котором было суждено родиться будущему композитору, всегда был полон гостей. Радушное семейство с радостью привечало своих друзей и быстро заводило новые знакомства с прибывшими на Боткинский завод специалистами. Чайковские были весьма дружны с семьей Сильвестра Федоровича Тучемского, доктора медицины и хирургии. Его врачебное искусство славилось далеко за пределами Воткинска, к нему приезжали лечиться даже из Москвы и Петербурга. В числе пациентов доктора бьл Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, сосланный в то время в Вятку. В память о замечательном докторе С.Ф. Тучемском была отлита медаль, которой Петербургская медико-хирургическая академия награждала своих лучших студентов.
В числе знаменитых людей, побывавших в доме Чайковских, как уже говорилось, был также наследник императорского престола — великий князь Александр Николаевич, который в 1837 году совершал длительное путешествие по России и 22 мая прибыл на Боткинский завод. Его приезд туда Илья Петрович связывал с надеждой на введение технических новшеств, которые цесаревич воспринял с большим энтузиазмом. В свите девятнадцатилетнего Александра был его гувернер, известный русский поэт Василий Андреевич Жуковский, он даже сделал несколько карандашных зарисовок Боткинского и Ижевского заводов, в том числе и с балкона дома на улице Господской.
В семье Ильи Петровича о пребывании в их доме будущего императора, о его свите и о Жуковском говорили впоследствии не раз. Это событие не могло не повлиять на интерес Петра к творчеству Жуковского.
Жуковского и перечел эту сказку, которую ужасно любил в детстве». С детских лет, кроме музыки, Петра в различных своих проявлениях влекло к себе искусство слова. В юном возрасте он проявлял склонность к сочинению стихов и большую любовь к участию в семейных представлениях.
В доме Чайковских часто устраивались вечера, во время которых за роялем играла Александра Андреевна.
Сослуживцы Ильи Петровича не ограничивались кругом узкоспециализированных интересов. Это были люди широко образованные, интересовавшиеся литературой и искусством. Верный соратник Ильи Петровича, Василий Ипато- вич Романов, управитель Боткинского завода, будучи отличным специалистом в области металлургии, тем не менее страстно любил музыку и бьш непременным участником любительского камерного ансамбля, собиравшегося в доме Чайковских. Более тридцати лет был связан с семьей Чайковских Василий Егорович Блинов, настоятель Благовещенского собора. В культурных кругах Вятской губернии он бьш известен, также как общественный деятель, этнограф, педагог, поэт, и человек с прекрасными музыкальными способностями. В.Е. Блинов добился хорошей постановки голосов певчих в соборе, пением которых всегда восхищались Чайковские.

Уроки музыки
Музыка с самых ранних лет завладела всею душой маленького Пети Чайковского. Частые занятия развили его слух и музыкальную память.
Однако домашним казалось, что такое чрезмерное усердие до добра не доведет. Более того, по мнению гувернантки мадемуазель Фанни, мальчик после занятий музыкой становился нервным и расстроенным. Но страсть ребенка к музыке усиливалась с каждым днем. Когда Пете запрещали играть на рояле, он начинал выстукивать ритм на любых попадавших под руку предметах.
Гувернантка Фанни Дюрбах, описывая наставницу мальчика, замечала, что это была «тихая, скромная, застенчивая особа». Добрую память о первой учительнице Петр сохранил на многие годы. Очень скоро мальчик освоил инструмент и без труда подбирал понравившиеся ему пьесы, которые по вечерам играли взрослые.
Изредка в их дом приезжал погостить знакомый польский офицер Машевский. Юный Петр всегда с нетерпением ждал его прибытия, ведь мало кому удавалось настолько блистательно играть мазурки Шопена, как иностранному гостю. Однажды будущий композитор посвятил несколько месяцев разучиванию мазурок с одной только целью — поразить своей игрой Машевского. Надо сказать, ему это удалось: растроганный поляк расцеловал своего юного друга, а Петр был невероятно доволен собой и тем, какое впечатление он смог произвести на взрослого человека.
Необыкновенно волновал юного Чайковского и волшебный мир мелодий, издаваемых оркестриной. При звучании этого музыкального инструмента Александра Андреевна не раз замечала на глазах сына слезы. Больше всего его пленяла музыка Моцарта.

Усадьба в Воткинске

Записи на нотах, сделанные рукой композитора

«Знаете ли Вы, что Вы найдете у меня Ваши маленькие сочинения тех лет? У меня сохранилось то, что Вы называли „Вашими тетрадями удовольствия». Вы их писали во время перерывов между занятиями», — сообщала Петру Чайковскому, своему знаменитому ученику, его престарелая гувернантка, мадемуазель Фанни Дюрбах из Монбельяра. Менее чем через год после этого письма произошла их встреча. Декабрьским днем 1892 года, шагая по улочкам французского городка, Петр Ильич, наверное, и не предполагал, что откроет дверь в мир своего далекого светлого детства, едва переступит порог дома Фанни Дюрбах. И когда к нему вышла милая старушка и с так знакомой ему простотой поприветствовала гостя, Чайковский будто перенесся на сорок лет назад, в Воткинск. Прошлое вернулось с поразительной реальностью: перед ним была его гувернантка, и он, ее любимый ученик, маленький Пьер, стоял напротив и доверчиво смотрел на нее. Сколько общих воспоминаний, сколько почти забытых, но таких дорогих для них обоих мгновений воткинской жизни их связывало. С момента первой встречи в Воткинске в 1844 году они почувствовали свое душевное родство, которое даже время разлуки разрушить не смогло.
Что же было в этих детских тетрадях Петра Чайковского, которые гувернантка бережно хранила до конца дней? Что таили в себе строки, написанные ученическим, неровным почерком? Даже Модесту Ильичу Чайковскому, которому удалось встретиться с Фанни Дюрбах в 1894 году, она позволила сделать лишь копии воткинских записей маленького Петра. Они и послужили для Модеста Ильича основой для повествования о детстве брата.
Фанни передала ему также копии писем Петру Ильичу Александры Андреевны Чайковской и Настасьи Васильевны Поповой, племянницы Ильи Петровича. Она также доверила ему автограф одного из детских стихотворений композитора.
«Тетрадей удовольствия», по-видимому, было всего две — 1847-го и 1848 года, — а также несколько отдельных листков. Не говоря уже о том, что в них нет никакого подобия настоящих стихов».
И действительно, стихотворения семи-восьмилетнего Петра Чайковского неуклюжи по форме, некоторые из них абсолютно лишены логического развития сюжета и в них много несуразицы. Так, например, полное пренебрежение знаками препинания с избытком компенсируется в них обилиями восклицаний и повторов. Рифма чаще всего отсутствует, но в то же время нельзя сказать, что строки лишены ритмичности слога и речитативной плавности. Маленький Петр никогда никому из домашних не показывал своих сочинений, лишь изредка он будто бы случайно оставлял их так, чтобы их могла прочесть его друг, гувернантка Фанни. Самым ценным экземпляром по праву можно назвать рояль «Wirth», на котором играл юный Петр Ильич.
В наши дни вниманию посетителей музея-усадьбы представлены уникальные свидетельства дворянского быта XIX века и, конечно же, жизни Петра Ильича Чайковского. С самого порога, в Прихожей, каждого пришедшего в этот дом прикоснуться к истории и культуре России встречают редкие экспонаты. Экспозиция, расположенная здесь, посвящена судьбе рода Чайковских. Посетители могут познакомиться с генеалогическим древом мужской линии рода.
Прогуливаясь по комнатам с тщательно воссозданными интерьерами той эпохи, будто перелистываешь не только страницы жизни семейства Чайковских, но и всей России.
В 2009 году в мезонине мемориального дома была открыта уникальная выставка авторских фарфоровых кукол «Музыка, рожденная детством», авторами которой стали художники из Москвы, Перми, Омска, Екатеринбурга и Ижевска. Персонажи опер и балетов П.И. Чайковского, сюжеты которых — это сюжеты книг, прочитанных композитором в детстве. Они были созданы в рамках программы «Музейная кукла» Клуба коллекционеров России. Большой популярностью у посетителей пользуется театрализованная экскурсия, на которой воткинские домочадцы «оживают». И тогда, как по мановению волшебной палочки, посетители переносятся в далекое прошлое.

Режим работы: ежедневно с 9:00 до 17:30 (с мая по сентябрь — с 9:00 до 18:00) без обеда. Выходной — понедельник.
Внимание! Дни и часы работы могут меняться. Необходимую информацию уточняйте заранее.
Тел.: +7 (34145) 51-757.