Интересное о мире

Интересное о мире

Все самое интересное о мире

Шамбор

шамбор4

 

Шамбор

Трудно найти слова, адекватные архитектурной поэзии и философии Шамбора. Их нет. Бесспорно, Шамбор — образ Человека, его судьбы и высокого предназначения. Если Шенонсо сравнивают с нежной женщиной, то Шамбор — мужчина, атлант, ибо замок держит на плечах целый град. Возможно, этот город белых дворцов и башен под серебром кровель столь же цельный, разнообразный и притягательный, как явление природы, последнее и счастливое из немногих осуществлённых мечтаний Леонардо да Винчи.

Не случайно предание упорно связывает возникновение Шамбора не только с волей молодого Франциска I, но и с последней вспышкой гениальной одарённости Леонардо. Башни Шамбора — своего рода модель если не идеального (ибо тут нет места экипажам и мысли о комфорте), то города идеальной красоты. Это город будущего века из Символа Веры. И обитать здесь должны люди, подобные юному Леонардо, каким изобразил его Баттичини в образе архангела. Возможно, что в целом Шамбор есть зашифрованный образ Леонардо, человека с могучим телом и головой, полной идей божественного полёта. И хотя возведение Шамбора началось спустя четыре месяца после смерти художника (в 1519 г.), знаменитая двойная спиральная лестница была, скорее всего, сделана по его эскизам. Вписанная в башню-донжон, она состоит из двух маршей, вьющихся вдоль колонны таким образом, что два человека могут одновременно подняться по ним, не заметив друг друга. Лестницу венчает прекрасная беседка-терраса, также явно отмеченная замыслом Леонардо. С этой террасы можно бесконечно долго любоваться колдовски невероятной кровлей замка.

Леонардо автопортрет

Леонардо автопортрет

«Стоит вспомнить… и о восьмистах капителях замка, расположенных как в интерьере,так и на фасадах. Изображения сирен, львов, сатиров, драконов, всевозможные зоологические и флоральные гротески составляют необычный мифологический словарь, отдельные понятия которого, если верно их расшифровать, помогут объяснить весь характер Шамбора, с его фантазией, зрелищностью, светскими забавами, охотами и турнирами»,

— пишет В. С. Турчин в книге «Города и замки Луары».

 

Юго-восточный фасад Шамбора. Большие окна говорят скорее о светском, чем о крепостном характере замка. Правда по традиции перед фасадом был ров с водой и подъемный мост, но в XVIII веке его засыпали.

Юго-восточный фасад Шамбора. Большие окна говорят скорее о светском, чем о крепостном характере замка. Правда по традиции перед фасадом был ров с водой и подъемный мост, но в XVIII веке его засыпали.

 

Строительство Шамбора растянулось на 40 лет. На работах только в 1526 г. было занято 1800 человек. Несколько архитекторов, сменяя друг друга, руководили возведением королевской мечты. Завершённый облик Шамбора соединил традиции поздней готики и Возрождения.

Четыре угловые башни — грозные стражи, несмотря на внушительный вид, никогда не предназначались для военных действий. Подобно другим оборонительным сооружениям замка, они носят чисто декоративный характер и символизируют лишь силу королевской власти.

 

Белый луарский камень

Устремлённая ввысь, свободно распланированная архитектура готики бунтует против «симметричного совершенства» итальянской классики, прорываясь безумством шпилей, башен и световых фонарей.

Дворец полон фантастических средневековых сирен, львов, сатиров и драконов. Вместе с тем правильные пропорции фасадов, искусное сочетание цветов и, конечно, внутреннее убранство говорят о несомненной победе итальянского Возрождения.

Жизнь в замке то затихала на долгие времена, убаюканная чарами заповедных лесов, то бурлила весельем. Монарх привозил с собой весь двор, включая министров и чиновников, королева не забывала фрейлин и пажей, а юных принцев сопровождал целый обоз воспитателей. Замки не имели постоянной обстановки, и королевское имущество текло непрерывным караваном сундуков и кроватей, столов и стульев, кресел и библиотек с редкими книгами и произведениями искусства, с тем чтобы, заняв своё место, стать частью того синтеза искусств, каким предстаёт общий интерьер Шамбора. Дворец становился городом, жаждущим хлеба и зрелищ. Главное увеселение гостей — королевская охота длилась неделями, оглашая окрестности безудержным лаем гончих и трубным звуком рожков. С размахом и роскошью проходили в Шамборе праздники и торжества, украшенные присутствием множества красавиц, чью прелесть Франциск I приравнивал к красоте весны и роз. Потом всё опять замирало, и волшебный замок, как преданный пёс, ждал любимых хозяев и новых гостей.

Северо-западный фасад дворца, ставший основным. Фасад выходил в сторону партера и реки Коссон. Две аркады, соединяющие башни, были надстроены позднее, превратив фасад в единый массив.

Северо-западный фасад дворца, ставший основным. Фасад выходил в сторону партера и реки Коссон. Две аркады, соединяющие башни, были надстроены позднее, превратив фасад в единый массив.

 

На протяжении нескольких столетий Шамбор оставался владением и символом французской короны. Тем не менее этот замок никогда не использовался для постоянного проживания. Подсчитано, что Франциск I пробыл там за всю жизнь около 40 дней, он приезжал туда со своей второй женой Элеонорой Габсбургской. Замок превратился в своеобразный престижный подарок, которым французские монархи жаловали высокопоставленных особ. В Шамборе жил польский король Станислав Лещинский, тесть Людовика XV. Людовик XV предоставил Шамбор Морицу Саксонскому, победителю сражения при Фонтенуа. Во времена Первой империи замком владел любимец Наполеона маршал Бертье.

Выпали на долю Шамбора и трагические минуты. Во времена Великой французской революции энтузиасты порывались разрушить «ненормальную каменную громаду» и построить на её месте дома «для патриотов». По счастью, замысел не осуществился. В 1821 г. вожди роялистской партии выкупили замок и преподнесли его в дар внуку короля Карла X — последнему представителю Бурбонов, принявшему титул графа Шамборского. Роялисты прочили его в короли Франции под именем Генриха V. Здесь, в Шамборе, в 1873 г. была сорвана последняя попытка реставрации монархии Бурбонов.

Парадная лестница в центре донжона. Два параллельных винтовых марша выходят на каждом этаже на четыре площадки. Своды лестницы украшены инициалом «F» и саламандрами.

Парадная лестница в центре донжона. Два параллельных винтовых марша выходят на каждом этаже на четыре площадки. Своды лестницы украшены инициалом «F» и саламандрами.

 

В 1930 г. Шамбор стал собственностью государства, и в 1947 г. его начали восстанавливать, работы продолжались в течение 30 лет. С 1948 г. памятник архитектуры и окружающие леса объявлены заповедником.

Белый луарский камень и тёмный шифер создавали волшебную игру форм, подчёркивая контраст фасада и архитектурных декоративных украшений.

Белый луарский камень и тёмный шифер создавали волшебную игру форм, подчёркивая контраст фасада и архитектурных декоративных украшений.

 

«Особую нарядность и необычность замку -отдавала терраса, завершающая композицию донжона. Многочисленные или, каменные трубы, фронтоны, люкарны, богато, с необыкновенной, даже несколько изощренной фантазией разукрашенные, образуют как бы игрушечный городок на крыше, окружённый балюстрадой. Особенно выделяется фонарь над центральной лестницей донжона — ажурных форм четырехъярусная башенка с «короной» из лепестков лилий на вершине…» —пишет В. С. Турчин.

 

королевская спальня

королевская спальня