Юрий Рост — российский фотограф, журналист

Интересное о мире

Все самое интересное о мире

Юрий Рост

Юрий Рост

Юрий Рост «Пешком с Ильей Кабаковым по Чистым прудам».

Московский Дом фотографии Институт современного искусства Сретенский бульвар, дом 6/1, подъезд 1 «А», чердак
«Пешком с Ильей Кабаковым по Чистым прудам». Фото Юрия Роста

Это произошло в середине 80-х годов теплым июньским днем. Илья Кабаков вместе с Юрием Ростом прошел путь от дома Роста на Чистых прудах до мастерской Кабакова на Сретенском бульваре. По пути Кабаков рассказывал Росту историю зданий, мимо которых они проходили. «Путешествие было наполнено печалью», — говорит Кабаков. История Чистопрудного бульвара, история Телеграфного переулка состоит из событий и сюжетов из жизни друзей и коллег Кабакова, поучительных фактов возникновения, расцвета, угасания и упадка многочисленных советских учреждений, встретившихся на пути прогуливающихся героев этой истории. Магазин «Чай», здание ВХУТЕМАСа — все становится для Кабакова поводом для пространного повествования.

Юрий Рост

Но, разумеется, это была не простая прогулка, это было вовсе не ординарное, ностальгическое перемещение по памятным местам. Все, чего касается Кабаков, все, что он делает, каждый его жест, каждое его высказывание является художественным проектом. Он всегда видит себя зрителем собственных произведений. И даже недолгое путешествие по Москве — это произведение искусства, достраивание очередного «коммунального пространства», очередной тотальной инсталляции. А в прогулке «эти остановки, эти минуты, где внимание сосредоточивается на созерцании целого, и являются самыми ценными, лучше сказать, — бесценными».

Юрий Рост

Момент, в который Кабаков и Рост шли по Бульварному кольцу был, как сейчас понятно, завершением «советского» периода в биографии Кабакова. Через несколько месяцев он уедет на Запад и станет самым знаменитым русским художником второй половины XX века.
И. Бакштейн

Юрий Рост — российский фотограф, журналист

Юрий Рост

Историки искусства и просто историки с непониманием и благолепным восхищением будут изучать его работы. Точнее, по его работам они будут изучать это время и все времена; пугливую и великую мысль маленького человека и громадного мастера, выбирающегося (как будто) из клоаки советских образов, из которых состоит сам, которыми пользуется и над которыми смеется.
А я благодарен ему еще и за честность в его творчестве, за то, что он мне многое объяснил в моих фотографиях и текстах, и за сентиментальное путешествие по Чистым прудам от моего балкона до его мастерской, во время которого я снял высокочтимого мной Илюшу Кабакова и записал его комментарий на магнитофон.
Материалы этого брожения с разговорами я и предлагаю вам посмотреть, почитать и послушать на небольшой выставке — в мастерской Ильи Кабакова.
Ю. Рост

Кабаков — всегда сам. Внутри него таится жизнь, в которую допущен всякий и все, но внутреннее, тщательно калиброванное сито оставляет лишь то, что необходимо для его творческого дела.
Поднявшись на вершину мировой славы, он, уверен, остался точно таким же, как и был: бедным человеком, доброжелательным и безразличным к славе.

Юрий Рост