Интересное о мире

Интересное о мире

Все самое интересное о мире

Японский клинок

 Японский клинок

Японский клинок

Чтобы клинок обладал высокими рубяще-режущими свойствами, его надо делать из очень твёрдой стали, но такая сталь хрупкая. А чтобы он был прочным, его необходимо ковать из «мягкой» стали, но тогда меч будет тупым.

С проблемой сочетания твёрдости и упругости металла оружейники в разный/ странах справлялись по-разному. Свой уникальный вариант нашли и японцы. Они начали ковать полосы меча, сочетая слои стали разной твёрдости твердую сердцевину окружали более мягкой сталью или же, наоборот, мягкую сердцевину покрывали твёрдой сталью (последняя конструкция получила наибольшее распространение).
Считалось, клинок тем лучше, чем больше в нём слоёв стали разной мягкости. Однако соединить их без швов, полостей или трещин, ослаблявших клинок, мог только очень искусный кузнец. Изготовление клинка сложной конструкции требовало нескольких месяцев труда, и стоил он целое состояние. Японские оружейники не оставили описаний своих технологий, но благодаря многочисленным исследованиям сегодня можно составить представление о процессе ковки клинка.
На время работы кузница становилась священным местом, которое но синтоистской традиции окружали соломенной веревкой с прикреплёнными к ней зигзагообразными бумажными полосками для отпугивания злых духов и призывания богов. Перед началом работы кузнец проходил ритуальное очищение (омовение холодной водой и ноет) и молил богов о помощи. Пища для него готовилась на священном огне; на сексуальные отношения, мясо и крепкие напитки налагалось табу. Помимо мастера доступ в кузницу имел только его помощник. Ковка клинка рассматривалась как религиозный обряд. Для совершения самых ответственных операций кузнец облачался в церемониальный костюм и высокую придворную шапку.
Сталь для меча получали из чёрного пескообразного оксида железа сатэцу, который сплавляли с углем в печи-плавильне татара. Место для плавильни выбирали на склоне горы. Сначала выкапывали яму, обкладывали её глиной и камнями, а для удаления из почвы лишней влаги сжигали древесный уголь. Затем из глины строили печь, имевшую в среднем около 4,5 м в длину, 1,5 м в ширину и 1,2 м в высоту, со стенами толщиной 25 см. Снизу проделывали отверстия для воздуха. Температура в печи достигала 1200—1500 °С. Цикл плавки занимал 5 дней. За одну плавку печь перерабатывала 8 т сатэцу и 13 т древесного угля. По окончании плавки стены печи разбирали и доставали спёкшуюся железную крицу, весившую около 2 т. Её поднимали на специально возведённую рядом башенку и сбрасывали на камни. Обломки крицы разбивали молотами и сортировали. Сталь гамахаганэ, содержавшая 0,6—1,5 % углерода, составляла примерно половину. Её-то и использовали мастера-оружейники.

1

«Но самым замечательным и дорогим подарком была сабля, и по достоинству и по значению. Подарок сабли у них служит несомненным выражением дружбы. Японские сабельные клинки, бесспорно, лучшие в свете. Их строго запрещено вывозить. Клинки у них испытываются, если Эйноске не лгал, палачом над преступниками. Мастер отдаёт их, по выделке, прямо палачу, а тот прорубает столько голов, сколько можно перерубить разом. Мастер чеканит число голов на клинке. Это будто бы и служит у них оценкою достоинства сабли. Подаренная адмиралу перерубает, как говорил Эйноске, три головы. Сабли считаются драгоценностью у японцев. Клинок всегда блестит, как зеркало; на него, как говорят, ненадышатся. У Эйноске сабля, подаренная ему другом, существует, по словам его около пятисот лет. Я не знаю толку в саблях, но не мог довольно налюбоватьстя на блеск и отделку клинка, подарка Кавадзи. Ножны у ней сделаны, кажется, из кожи акулы, и все зашиты в шёлк, чтобы предостеречь от ржавчины».

И.А. Гончаров. «Фрегат «Паллада»»

Японский клинок

Кузнец отбивал куски гамахаганэ в пластины, которые ломал на мелкие части. Их укладывали на железный лист с длинной ручкой, оборачивали рисовой бумагой и завязывали, чтобы получившийся прямоугольный блок со сторонами 7,5—12,5 см и весом 2—3,5 кг не рассыпался. Блок поливали жидкой смесью из глины и соломенной золы, облегчавшей плавку.
Плавильное пространство печи представляло собой длинный узкий жёлоб, выложенный глиной. Воздух подавали мехами, которыми оперировал сам кузнец. Топливом служили тщательно отобранные куски соснового древесного угля. Как только достигалась нужная температура, помощники кузнеца перемещали переплавленный блок на наковальню и сковывали. После повторного нагрева нижнюю часть блока очищали: наковальню поливали водой и отбивали на ней блок молотком, что вызывало взрыв пара, уносившего верхний слой окалины и грязи. Далее мастер стамеской разрезал блок почти надвое, складывал его и сковывал стык так, чтобы туда не попала окалина и не осталось несваренных промежутков, ослаблявших клинок. Затем металл покрывали слоем глины, присыпали золой от соломы или чистили пучком соломы, горевшей на горячем металле. Операцию складывания и чистки блока повторяли 15—20 раз, что позволяло выжечь из металла часть углерода, удалить примеси, сделать его однородным и твёрдым. Изготовленная таким образом нпзкоуглеродистая сталь обеспечивала мечу остроту. Для получения более мягкой стали блок складывали около 10 раз, поэтому в металле оставался углерод, придававший ему мягкость и вязкость. Брусы стали разной мягкости обрабатывали молотком до нужной длины и формы и соединяли вместе. Например, если сердцевину клинка делали из мягкой стали, то брусу твёрдой стали придавали V-образную форму, в выемку загоняли брус мягкой стали, а затем сковывали вместе.
Когда составной блок был готов, его вытягивали в полосу, по длине примерно соответствующую мечу. Неболыиим молотком кузнец придавал форму острию, ребру клинка, лезвию и хвостовику. Если после тщательного осмотра не выявлялось никаких дефектов, кузнец пробивал в хвостовике отверстие, в которое вставлялся штырь, удерживавший полосу меча в рукояти.
Теперь меч был готов для самой сложной и важной операции — закалки лезвия. Сначала клинок покрывали смесью глины, речного песка и порошка древесного угля толщиной в среднем около 0,3 см (более толстым слоем у обуха, более тонким — у лезвия). Благодаря этому лезвие получалось гораздо твёрже, чем остальной клинок. При нанесении пасты у самого лезвия кузнец заострённой бамбуковой палочкой проводил прямую или волнистую линию, дававшую соответствующий рисунок закалки. Мастер водил клинок над огнём, повернув лезвием вниз, пока не достигалась требуемая температура (её определяли по цвету раскалённого клинка). Затем лезвие погружали в бак с тёплой водой. В результате клинок меча приобретал хорошо закалённое лезвие, которое можно было заточить, как бритву, а остальная часть клинка оставалась слабо закалённой. Кузнец вручал клинок точильщику, и тот затачивал лезвие, шлифовал обух и плоскость клинка круглой стальной полосой, а также придавал матовый блеск всей остальной части оружия. На эти работы могло уйти до 50 дней.