Интересное о мире

Интересное о мире

Все самое интересное о мире

Дворец Ак-сарай Шахрисабзе

Дворец Ак-Сарай в Шахрисябзе

Дворец Ак-сарай Шахрисабзе

«Шахрисябз» в переводе означает «Зеленый город». В более ранние времена этот город назывался Кеш и был административным центром обширной области. «…Кеш — из городов Мавераннахра, — писал в XV столетии Захиреддин Бабур — правитель, поэт и историк. — Благодаря обилию зелени и ослепляющих глаза цветов ныне известен под названием Шахрисябз. Считают его одним из красивейших мест мира с весьма хорошим и привлекательным климатом… Весной блеск и обилие зелени на его склонах доходят до такой степени, будто постелили здесь небесный ковер… Анемон и прочие цветы растут на крышах домов и на стенах».

Великий завоеватель Тимур (Тамерлан) родился в здешних местах — в селении Ходжа Илгар. Вероятно, только этим можно объяснить желание «Железного Хромца» создать здесь свою загородную резиденцию. Занятый частыми военными походами, он не забывал о родном городе и даже собирался одно время сделать его столицей своего государства. В 1373—1379 гг. город был обнесен глинобитной крепостной стеной с четырьмя воротами, окружен снаружи рвом, через который перекидывались подъемные мосты. Общая длина стен Шахрисябза составляла 5 км, остатки их еще можно увидеть в северной части города.

Дворец Ак-сарай Шахрисабзе 2

В Шахрисябзе были созданы первые сооружения эпохи Тимура — династическая усыпальница Доруссиадат и дворец Ак-Сарай.
По преданию, задумав построить в Шахрисябзе дворец, небывалый по красоте и величию, Тимур призвал искуснейшего зодчего. Руководствуясь указаниями астрологов, он заложил Ак-Сарай в самое «благоприятное» время. Когда дворец был уже практически завершен, и можно было приступать к его отделке и облицовке изразцами, архитектор вдруг пропал. Перед исчезновением он прикрепил к венцу арки цепь, не доходившую до земли как раз на высоту его роста.
Зодчий объявился лишь через два года Разгневанный Тимур потребовал объяснений. Архитектор подвел его к арке и показал, что оставленная им цепь опустилась ниже его головы — значит, здание осело и, если бы его раньше времени облицевали, стены пошли бы трещинами. Тимур все понял и по достоинству оценил смелость и честность зодчего.
Впрочем, судьба архитектора все равно оказалась трагичной. Восхищенный прекрасным дворцом, Тимур спросил его, может ли он построить еще лучше. И зодчий, упоенный славой, гордо сказал, что может. Тимур нахмурился — он только что создал новое чудо света, а этот гордец уже готов его превзойти! Тимур повелел отвести строителя на одну из башен Ак-Сарая и привязать его к орлам. Вместе с ним был привязан раб, получивший тайный приказ. Когда птицы взлетели, раб подрезал веревки, и зодчий разбился…

Дворец Ак-сарай Шахрисабзе 3

Как бы то ни было, Тимур действительно отдал приказ построить Ак-Сарай в 1380 г., после четвертого похода на Хорезм. По словам хрониста, Тимур отдал приказ переселить всех, «кто может пригодиться», из Хорезма в город Кеш. Хорезмские мастера и построили «Высокий дворец», который известен теперь под именем Ак-Сарай. Это название дословно переводится как «Белый дворец».
Дворец представлял собой обширный комплекс жилых и общественных построек, сгруппированных в несколько дворов. Он строился более 20 лет и, законченный, потряс воображение современников. «Никто в мире равного ему не наблюдал и подобного не постигал…», — писал придворный хронист Тимура Назам-ад-дин Шами. Испанский посол Руис Гонсалес де Клавихо, побывавший здесь в 1404 г., оставил подробное описание шахрисябзской резиденции Тимура, поразившей даже его, много повидавшего европейца (хотя в то время дворец даже не был полностью достроен).

Дворец Ак-сарай Шахрисабзе 4

Руины Ак-Сарая своей романтичностью чем-то напоминают остатки рыцарских замков. От некогда огромного ансамбля сохранился лишь портал, который свидетельствует, что дворец был выполнен в характерных для эпохи Тимура гигантских формах, поражавших зрителя сверхчеловеческим масштабом и изощренностью декора. Остатки портала представляют собой два разобщенных пилона, соединенные некогда аркой пролетом 22,5 м — крупнейшей в Средней Азии. Даже в полуразрушенном состоянии высота пилонов составляет 38 м. Если учесть, что по верху портал обходила арочная галерея, то при ширине в 50 м высота портала могла достигать 70 м!
По обеим сторонам к пилонам примыкают цилиндрические башни, на внешней стороне которых сохранились остатки мозаичного ковра, выложенного глазурованными кирпичами. Огромные плоскости фасадов были покрыты сплошным ковров изразцов, составляющих геометрический орнамент, рассчитанный на восприятие масштабов здания с разного расстояния. Настоящее чудо — филигранные по изысканности и тонкости исполнения резные мозаики и майолики в нише портала. В причудливые узоры из побегов, цветов, вазонов вкраплены каллиграфические надписи, основное содержание которых — пожелания добра строителю этого дворца: «Этот дворец пусть принесет счастье. Красоте этого здания изумляется свод небесный». Среди надписей есть дата — 798 г. хиджры (1395/96 г.), и имя мастера Мухаммад-Юсуфа Тебризи.

Дворец Ак-сарай Шахрисабзе 5

В гуще жилой застройки в восточной части современного Шахрисябза возвышаются остатки еще одного монументального памятника эпохи Тимура — династической усыпальницы Доруссиадат, задуманной как огромный мемориал Тимуридов. Отсюда и его название «Доруссиадат» — «вместилище власти». «…И с правой, и с левой стороны фасада того здания он приказал построить эмир-заде Джехангиру и другим потомкам и благородным макбараты (усыпальницы) и новые хазира», — сообщает придворный хронист Тимура Шерефеддин ал-Иезди.
Старший сын Тимура, Джехангир, умер в 1376 г. около 20 лет от роду и с глубокой скорбью был захоронен в Шахрисябзе. Спустя несколько лет хорезмские мастера выстроили мавзолей Джехангира, который и положил начало Доруссиадату. В состав ансамбля входили мечеть, несколько мавзолеев и гробница, предназначенная для самого Тимура. Однако Тимур остался недоволен собственной усыпальницей и приказал ее переделать.

Дворец Ак-сарай Шахрисабзе 6

«Эта мечеть и капеллы ее очень богаты и великолепно отделаны золотом, лазурью и изразцами; при ней есть большой двор с деревьями и водоемами. В эту мечеть по приказанию царя каждый день дается 20 вареных баранов в память душ его отца и сына, которые лежат там», — писал в своем дневнике Руис Гонсалес де Клавихо, видевший Доруссиадат почти законченным постройкой. Однако от некогда цельного ансамбля сохранились лишь несколько разобщенных сооружений — высокий мавзолей Джезангира с коническим куполом и подземный склеп Тимура, отстоящий от него почти на 40 м.
Фасады мавзолея Джехангира частично сохранили многоцветную изразцовую облицовку. На восточной стене можно видеть уцелевшие детали убранства: мраморные резные панели, полукупольные ниши. Мавзолей увенчан граненым пирамидальным куполом на шестнадцатигранном барабане.

Дворец Ак-сарай Шахрисабзе 7

Архитектура второго уцелевшего сооружения Доруссиадата — склепа Тимура — предельно проста и выразительна. Камера подземной усыпальницы облицована шлифованными плитами белого известняка, покрытыми лентами резьбы. В центре склепа стоит каменный саркофаг, предназначавшийся для Тимура. Однако обстоятельства сложились так, что местом его погребения стал не этот склеп, а самаркандский мавзолей Гур-Эмир.
Расцвет тимуридского Шахрисябза был недолог. Еще внук Тимура Улугбек возвел здесь усыпальницу Гумбази Сейидан и соборную мечеть Кок-Гумбаз. Но после смерти Улугбека Шахрисябз попал под власть бухарского хана и несколько веков влачил жалкое существование. Блистательный дворец Аксарай в конце XVI в. был подвергнут разрушению по приказу Абдулла-хана.

Дворец Ак-сарай Шахрисабзе 8

По преданию, Абдулла-хан шел с войском на Шахрисябз, чтобы усмирить взбунтовавшихся горожан. После утомительного перехода вдали показались сверкающие стены Ак-Сарая. Хан несказанно обрадовался предстоящему отдыху. Прихватив скорохода, хан поскакал к вожделенному дворцу. Пролетали верста за верстой, бездыханным рухнул скороход, пал ханский конь, а дворец, как мираж, все еще был далеко… От гнева и стыда Абдулла-хан приказал разрушить Ак-Сарай.
Дворец и постройки Доруссиадата разобрали на кирпичи и вывезли их в Бухару — и это уже не легенда.